Апр 09

«Победить свое прошлое» – эти слова, заимствованы из книги «Отец Арсений». В главе «Исповедь» рассказывается о том, как один заключенный исповедовался у отца Арсения. Отец Арсений хотел, чтобы Серафим (так звали заключенного) в борьбе с самим собой «победил свое прошлое и этим бы открыл путь к настоящему». На страницах данной публикации о Серафиме упоминается в главе «Для чего нужна исповедь?»

Исповедь и внутренние проблемы человека, получающие в ней свое разрешение, являются главными темами данной брошюры, которая рассказывает о том, что, изменив свою внутреннюю жизнь, человек меняет и внешнюю. Многие люди хотели бы изменить свою жизнь, но не знают, как это сделать.

Среди них есть те, кто еще только ищет путь к Богу. Многие из них начали искать этот путь в зрелом возрасте. Кто-то несет груз не всегда правильно прожитой жизни. Кто-то даже стенает, вспоминая прошлое, которое никак не удается забыть.

Брошюра адресована также и тем людям, которые глубже хотят познать Православие. Таинства Церкви и опыт святых – это настоящее сокровище. Оно помогает разрешить, казалось бы, неразрешимые человеческие проблемы. Что делать, если в жизни все начало рушиться? Был бы у человека духовный отец, он помог бы разобраться в этой ситуации. Он бы помог выявить причину жизненного крена и устранить ее. За неимением духовного отца самостоятельно разобраться в некоторых проблемах человеку поможет брошюра, которая рассказывает читателю о Таинстве Исповеди и опыте святых.

Она призвана помочь также и священнику. Он сможет рекомендовать ее тем, кто обращается к нему с серьезными жизненными вопросами. На основе прочитанного может состояться предметный разговор. А, может, – и исповедь.

Если человеку тяжело читать длинные статьи, то имеет смысл ознакомиться в первую очередь с эпилогом, где представлена история одной жизни. В ней нашли свое наглядное отображение основные мысли публикации.

Вступительное слово

Как читать эту брошюру?

Часть 1. Кому и как готовиться к генеральной исповеди?

А. Кому и как готовиться к генеральной исповеди?

О чем эта глава?

Кому стоит готовиться к генеральной исповеди? Для чего?

Готовиться к исповеди можно с помощью повествования о том, как блаженная Феодора проходила мытарства

Что делать, если по причине многолюдства нет возможности говорить о своих грехах подробно?

О Таинстве Елеосвящения (Соборования), в котором прощаются забытые грехи, и испрашивается благодать «исцеляющая душевные и телесные болезни»

Несколько слов бывшим оккультистам, а также тем, кто обращался к оккультистам за помощью

Подготовка к исповеди за всю жизнь

Б. «Не найти священника». Что делать, если нет священника, которому открылось бы сердце?

О чем эта глава?

В. «Стыдно говорить». Тем, кто скрывает на исповеди свои грехи, стыдясь говорить о них

О чем эта глава?

Г. Заключение к первой части. Исповедь инока Михаила

О чем эта глава?

Приложение. О том, как блаженная Феодора проходила воздушные мытарства

Вступительное слово

Главными темами настоящей брошюры являются исповедь и внутренние проблемы человека, получающие посредством исповеди свое разрешение. Многие из нас хотели бы изменить свою жизнь, но не знают, что для этого нужно сделать или, по крайней мере, с чего нужно начать. Цель этой брошюры – помочь в таком затруднении.

В брошюре разобраны сложные ситуации, которые довольно часто встречаются в духовной практике. Разобрать их во время личной беседы не всегда представляется возможным, так как духовнику непросто найти время для того, чтобы с каждым человеком беседовать по несколько часов. Дать же конкретный совет, как сопровождение к прочитанному, – дело реальное. На основе брошюры может состояться серьезный предметный разговор. А, быть может, – и исповедь.

Брошюра адресована многим людям: и тем, кто хочет получить разумный ответ на вопрос, для чего нужно приступать к Таинству Исповеди; и тем, кто пришел к Богу в зрелом возрасте, имея на своих плечах груз прежних ошибок. Сознание необходимости движения к храму в таковых соединяется с практически полным неведением о Таинствах Церкви. На сердце у них тяжким грузом лежит вопрос: «Что мне делать? Я хожу в храм, молюсь, а радости нет».

Среди адресантов брошюры – и те, кто страдает от различного рода душевных травм и психических расстройств. Кого-то мучают страшные воспоминания, связанные с детством. Кто-то говорит: «Что только ни предпринимаю, а все в жизни валится из рук. Страдаю ужасно, и ничего не могу с этим поделать». Здесь душевная травма прорвалась в глубь жизненной ткани и поразила ее наподобие раковой опухоли. «Родившаяся от греха коренная искривленность человеческой природы» [1] рождает, как пишет архиепископ Нафанаил (Львов), все страдания.

Причину, повлекшую за собой искажение жизни, бывает непросто найти. Чтобы ее найти, нужно немало времени беседовать с опытным духовником, который бы с помощь наводящих вопросов отыскал бы ее в закоулках души. За неимением духовника задавать наводящие вопросы будет брошюра. Предложить человеку подобное чтение полезно еще и по той причине, что оно, не насилуя свободы выбора, помогает человеку по-новому взглянуть на свои проблемы. Источник проблем и страданий находится в самом человеке, а не в окружающей его обстановке. Но наша общая беда состоит в том, что мы не хотим этого ни понять, ни принять. Стоит лишь начать разговор о том, что все проблемы находятся внутри нас, как некоторые люди начинают плакать, расстраиваться, словно от личной обиды. С книжкой же наедине, находясь в спокойной обстановке, они смогут прийти к определенным выводам.

В текст читатель встретит многочисленные примеры. Среди них можно отметить историю одной жизни, изложенную в эпилоге. Главные идеи брошюры нашли свое наглядное отображение в этой истории. Чтение ее можно рекомендовать тем, кому затруднительно читать длинные статьи, ведь рассказ о живом человеке легко читается и удобно запоминается.

Наместник и игумен

Спасо-Преображенского Соловецкого

ставропигиального мужского монастыря

архимандрит Порфирий

 

Как читать эту брошюру?

В первой части данной брошюры приводится план, по которому человек может пересмотреть свое прошлое и подготовиться к исповеди за всю жизнь. К осознанию важности такой исповеди подводит вторая часть, рассказывающая о последствиях греха, которые человек не может преодолеть самостоятельно. Чтобы преодолеть эти последствия, необходимо не только исповедовать грехи, но и предпринять шаги к изменению своей жизни, о чем рассказывается в третьей части.

К исповеди за всю жизнь удобно готовиться с помощью описания того, как блаженная Феодора проходила воздушные мытарства. Это описание приводится в приложении.

 Часть 1. Кому и как готовиться к генеральной исповеди?

А. Кому и как готовиться к генеральной исповеди?

О чем эта глава?

Здесь приводится план, по которому человек может пересмотреть свое прошлое и подготовиться к исповеди за всю жизнь. Даются некоторые советы относительно того, как приносить такую исповедь при условии многолюдства в нынешних храмах.

Для чего нужна такая исповедь человеку? Ответ на этот вопрос дается во второй части данной брошюры.

Кому стоит готовиться к генеральной исповеди? Для чего?

К исповеди за всю жизнь можно подготовиться людям, которые всю жизнь прожили вдали от Церкви и за это время ни разу не исповедовались. К такой исповеди некоторые священники рекомендуют подготовиться и тем, кто, поскользнувшись, пал в смертный грех: блуд, супружеская измена, аборт (или склонение к нему), убийство, воровство, деторастление.

Подробная исповедь совершенного «от юности» является частью чина присоединения к Православной Церкви «приходящих от оккультизма и сатанизма» [2]. Здесь речь идет о тех, кто «после Таинства Крещения занялся различными оккультными практиками» [3].

Исповедь во всех грехах, соделанных «с семилетнего возраста» [4], входит в состав другого чина, «чина отречения от занятия оккультизмом» [5]. Подобным образом совершается исповедь не только тех, кто целенаправленно занимался оккультными науками (колдуны, экстрасенсы), но и тех, кто «обращался к оккультистам за помощью» [6].

О том, в чем состоит отличие между двумя чинами и для чего они нужны, см. в главе «Несколько слов бывшим оккультистам и тем, кто обращался к оккультистам за помощью» (часть 1).

Зачем вообще нужно готовиться к исповеди за всю жизнь?

Если к исповеди не готовиться, то у человека останется чувство, что он что-то упустил, чего-то не договорил. Это чувство будет угнетать и томить. Мешок с камнями так и не упадет с плеч. Человек должен быть уверен, что он действительно рассказал все. А такую уверенность он получит только тогда, когда будет твердо знать, что он добросовестно готовился к исповеди.

Во время подготовки к исповеди человек пересмотрит свою жизнь, определится в том, как ему жить дальше. В нем закрепятся намерения изменить свою жизнь.

Готовясь к исповеди, человек излагает свои мысли письменно, во время самой исповеди – вслух. И то и другое помогает ему многое понять относительно себя. Ведь чтобы записать и озвучить мысль, ее нужно прежде сформулировать.

Если человек не готовится к исповеди, то ему будет тяжело решить, как ему изменить свою жизнь. Возможно, он и думает над этим вопросом ежедневно и строит какие-то планы. Но планы, составленные мимоходом, рассыпаются, как сухие листья при порыве ветра. Ведя речь о такой ситуации, святитель Феофан Затворник говорил, что «перемена жизни, внутри только задуманная, одна бывает нерешительна и не тверда». Запланированные изменения приобретают стабильность в Таинстве покаяния, «когда грешник в церкви откроет свои неисправности и утвердит обет быть исправным». Оставив на исповеди, мучащее его бремя, человек «возвращается облегченный, обрадованный, в отрадном расположении духа»[7]. Такое отрадное расположение духа нельзя создать искусственно.

Если грех, словно камень, лег на душу чуткого человека и «пригибает человека к земле», то «уврачевать душевное страдание <…> не сможет даже психотерапевт» [8]. Только Таинство Исповеди исцеляет такого страдальца. «Ему, – говорит отец Валентин, – становится легче дышать, он будто выпрямляется и субъективно свое состояние может ощущать как уменьшение веса тела» [9].

Отцом Валентином описаны негативные последствия только одного греховного поступка. Что же происходит с человеком, который совершил сотни греховных поступков? Его не просто пригибает к земле. Его бросает на колени.

Нечто подобное произошло с одним молодым человеком. Ему нравилось выводить ближних из себя. Увлекался он и другими вещами, какими обычно увлекаются те, кто вкусил вина эгоизма.

Его жизнь «для себя» могла закончиться очень трагично. Его начала мучить жесточайшая депрессия. Этот кошмар продолжался три с половиной года. Его мучили мысли о суициде, он даже совершил несколько активных попыток самоубийства.

То состояние, в которое пришел юноша, закономерно для человека, который исключил Таинство Исповеди из своей жизни. Душу таких людей начинает угнетать грех, «может наступить период неприязни, вражды, ссор и даже ненависти к окружающим <…>. Могут появиться навязчивые дурные мысли («психастения»), от которых согрешивший не в силах освободиться и которые отравляют его жизнь» [10]. Среди прочих последствий отмечаются непреодолимый страх смерти у одних и стремление к самоубийству у других [11].

К счастью, ни одна из попыток юноши покончить с собой не удалась. Со временем мысли о самоубийстве перестали его терзать. Покинула его и депрессия, оставив на память о себе временами подергивающееся лицо.

Этот перелом в жизни юноши наступил благодаря косвенной помощи его друга, который лечился в психиатрической больнице. Посещая друга, юноша видел «острых» больных, которые были одеты в смирительные рубашки и помещены в клетки. Увидев, наверное, в этих клетках свою перспективу, юноша понял, что пришло время что-то менять в своей жизни. Он решил съездить в монастырь на некоторое время.

Во время непродолжительного пребывания в обители он исповедовался. Вернувшись домой, он обнаружил, что состояние депрессии, отягощенное мыслями о самоубийстве, оставило его. В его жизни наступил полугодовой период тотального благодушия. Он не терял его даже тогда, когда ему наступали на ногу в транспорте. Хорошее настроение не покидало его и тогда, когда на него кричали.

Для людей, склонных к депрессии, проложить дорогу к такому благодушию чрезвычайно важно. Ведь без него они сами себе бывают не рады. Теряют настроение от незначительных неприятностей. Расстроившись, начинают терзать себя и мучить окружающих.

Проложить дорогу к такому благодушию можно через исповедь: в ней человек освобождает свою душу от того, что ее сдавило. Но вместить в исповедь всю жизнь бывает нелегко. Как пересмотреть свою жизнь и сжать её в одну точку?

Сжать ее в одну точку можно с помощью определенных списков. Кто-то, готовясь к исповеди, пользуется книгой архимандрита Иоанна Крестьянкина «Опыт построения исповеди». Кто-то читает брошюру «В помощь кающимся», составленную по творениям святителя Игнатия (Брянчанинова). Есть и другие книжки на эту тему. Читая их, осмысливая прочитанное и применяя его к себе, человек понимает в чем, собственно, ему каяться.

Готовиться к исповеди можно с помощью повествования о том, как блаженная Феодора проходила мытарства

Подготовиться к исповеди за всю жизнь, можно также по рассказу блаженной Феодоры, в котором описывается то, как она проходила воздушные мытарства. Блаженная Феодора была ученицей преподобного Василия Нового. По его молитвам она явилась Григорию, ученику того же святого, и рассказала о своих посмертных опытах.

Рассказ блаженной Феодоры, помещенный в жизнеописании преподобного Василия Нового [12], по мысли святителя Феофана очень поучителен и может руководить человеком в деле самопознания [13].

Описание посмертных опытов блаженной Феодоры см. в приложении.

Есть люди, которые читают повествование блаженной Феодоры еженедельно и после того, как прошли исповедь за всю жизнь. Описание мытарств помогает готовиться к еженедельной исповеди и проверять наличное состояние своей души. Человек, накладывая свою жизнь на описание мытарств, видит, уклонился ли он с правильного пути или нет.

Что такое мытарства? [14] Это – своего рода заставы. На них стоят сторожевые полки падших духов. Двадцать таких застав стоят на пути от земли к небу.

На каждом из мытарств демоны требуют у человека отчета в определенном виде греха. Каждый поступок человека разбирается чрезвычайно подробно. Например, на первом мытарстве демоны вынесли свитки, на которых было записано все то, что Феодора говорила «неразумного и скверного». Она удивлялась тому, что бесы ничего не забыли. Ведь с тех пор, как Феодора совершила те грехи, в которых ее обвиняли, прошло уже много лет. «Они же [то есть демоны], – рассказывала Феодора, – приводили все слова мои, как будто они были только что произнесены мною, всё подробно и до тонкостей припоминая, как оно и было в действительности».

Такая подробность истязателей побуждает подробно готовится к исповеди. Готовясь к ней, человек как бы идет вместе с блаженной Феодорой. Он пункт за пунктом разбирает каждое мытарство. Если он пройдет эти мытарства перед своей совестью еще при жизни, то, можно надеяться, что он пройдет их и после смерти. Такая надежда вполне обоснована.

Ангелы объяснили Феодоре, что грехи человека невидимо изглаждаются, если он искренно, с сокрушением исповедуется и не скрывает ничего. Когда душа его идет по мытарствам, «воздушные истязатели, разогнув свои книги, не находят в них никаких рукописаний ее грехов и не могут сделать ей никакого зла».

Готовиться к подробной и глубокой исповеди можно и неделю, и две. Спешить не стоит. Можно проходить по одному мытарству в день, начав с первого. Человек спрашивает себя: «Что в моей жизни было такого, за что меня могут задержать на этом мытарстве?» Ответ записывается. Подобным образом проходятся все двадцать мытарств.

Перед мысленным взором человека проходит его прошлое. Многие годы он не замечал того, что приносил людям боль. Но сейчас он вспоминает каждый случай и за каждый приносит Богу, если не слезы, то хоть вздох сокрушения. Здесь, в домашней обстановке, человек не ограничен во времени. Он не имеет возможности исповедоваться в храме несколько часов – дома же он имеет такую возможность. Дома человек начинает свое покаяние, а в храме, на исповеди, завершает. Несмотря на все удобства домашней исповеди, она должна завершиться исповедью в храме. Иначе в душе человека будет жить сомнение: а простил ли его Бог?

В храме человек скажет, возможно, в нескольких словах то, что причинял людям боль. Но за этими словами стоит сердечное раскаяние, которое человек приносил Богу за каждое проявление своей жестокости и безразличия.

Каждый конкретный случай (а их было немало за всю жизнь) священнику не расскажешь. Здесь нужно найти золотую середину между тем, чтобы говорить подробно и чтобы говорить в общих чертах.

Если человек, например, часто крал, то он может сказать: «Часто крал». Но крадут по-разному. Некоторые случаи особенно врезаются в память. Например, человек украл деньги у матери, чтобы купить героин. Во время кражи совесть его сильно обличала. Настолько сильно, что даже кровь прихлынула к лицу. Хотя он и раньше крал у матери, но этот случай запомнился особенно. Мелкие кражи напоминали одна другую, поэтому на исповеди можно сказать о них так: «Часто крал деньги у матери на сигареты». А о наиболее запомнившемся случае уже нужно рассказать подробнее.

Что делать, если по причине многолюдства нет возможности говорить о своих грехах подробно?

Когда совесть требует о чем-то рассказать подробнее, то лучше прислушаться к ее голосу. Если этого не сделать, то душа не получит успокоения.

Но как говорить подробно, если к батюшке стоит целая очередь из исповедников? Если ситуация позволяет, то можно говорить даже при наличии очереди. Ведь часто мысли об очереди шепчет нам наше самооправдание, ищущее предлог для того, чтобы уйти домой, – не нужно идти у него на поводу.

Если ситуация действительно не позволяет подробно исповедоваться, то можно договориться со священником о другом дне для исповеди. К примеру, удобен для нее будний день, когда в храме не так многолюдно, как в праздник. Отец Алексий (Уминский) считает, что «даже на многолюдном приходе можно попросить священника найти специальное время для первой <…> исповеди» [15]. Эти слова относятся к первой детской исповеди, но они с успехом могут быть отнесены и ко взрослому человеку.

Если не получается исповедоваться столько времени, сколько бы хотелось, – не нужно смущаться. С Божией помощью сердце умиротворится даже и после недолгой исповеди, так как начало покаянию было положено уже дома. На эту тему как-то высказался архимандрит Иоанн (Крестьянкин). «Если по причине многолюдства, – говорил он, – и прочих обстоятельств нет возможности индивидуальной исповеди в храме, то дома, пред лицом Господа, надо продумать свою жизнь и именно свои частные нарушения воли Божией» [16].

Но как продумать свою жизнь и вспомнить свои грехи в мельчайших подробностях, если прошлое покрылось забвением? Ответ можно найти в словах святителя Игнатия (Брянчанинова): он писал, что «самоукорение имеет то особенное, полезнейшее, таинственное свойство, что возбуждает в памяти и такие согрешения, которые были совершенно забыты или на которые не обращено было никакого внимания» [17]. Если человек ставит перед своим умом задачу вспомнить что-либо, то ум может некоторое время молчать. Он работает день, два или больше, а потом, бывает, что и дает ответ. Память человека оживает, как только он начинает вспоминать свою жизнь.

Включившись в работу, память будет открывать человеку все новые и новые страницы его прошлого. Наверняка после первой исповеди человек вспомнит еще о каких-то грехах. В этом случае рассказ о прошлой жизни можно продолжить еще на одной исповеди. Если и после нее что-то вспомнится, то и на третьей.

О Таинстве Елеосвящения (Соборования), в котором прощаются забытые грехи, и испрашивается благодать «исцеляющая душевные и телесные болезни»

Но что делать с грехами, которые человек несмотря на все старания так и не вспомнил?

Грехи «не сказанные на исповеди по незнанию или же по забывчивости» [18] прощаются в Таинстве Елеосвящения. О этом Таинстве в катехизисе епископа Александра сообщается, что оно есть «таинство исцеления больных» [19], в котором иерей или епископ испрашивают для больного «благодать Божию, исцеляющую его душевные и телесные немощи» [20].

В таинстве испрашивается также отпущение грехов. Так как многие болезни являются следствием греха [21], то справедливо утверждение, что через освобождение от греха достигается освобождение от болезни.

Об этом убедительно свидетельствует пастырский опыт преподобного Иллариона Оптинского (см. главу «Примеры освобождения от душевных заболеваний и нездоровых состояний. Причины их возникновения» (Часть 2)). Знание о том, что в забытых грехах «часто и таилась причина душевной болезни», давало преподобному Илариону возможность помогать, казалось бы, безнадежно больным людям. Указывая на нераскаянные грехи и убеждая принести в них покаяние, преподобный Иларион добивался исцеления своих посетителей.

Нераскаянные грехи служат источником не только душевных болезней. На эту тему примечателен следующий эпизод из жизни преподобного Льва Оптинского. Когда игумен Моисей сделал ему замечание по поводу стечения народа, то преподобный Лев, которому на тот момент было запрещено принимать посетителей, велел внести в келью лежачего калеку. У него были «все члены телесные поражены». Как считал старец, Господь наказал этого человека за нераскаянные грехи. «Он сделал то-то и то-то, – говорил преподобный Лев игумену Моисею, – и за все это он теперь страдает – он живой в аду. Но ему можно помочь. Господь привел его ко мне для искреннего раскаяния, чтобы я его обличил и наставил. Могу ли я его не принимать?» [22]

Беседа с духовником, который мог бы, покопавшись в душе, указать на забытые грехи, для многих людей трудно осуществима. Такого духовника нелегко найти. Даже, если он и будет найден, то не у каждого появится возможность подробно побеседовать с ним. Ведь опытные духовники, временами, бывают окружены множеством людей, жаждущих их помощи. Такое стечение народа не всегда позволяет уделить каждому человеку время для личной беседы.

В виду этого, Таинство Елеосвящения, в котором «отпускаются преимущественно забытые грехи» [23] является реальным выходом из проблемы. Примечательно, что Оптинские старцы советовали тем, кто много лет не был на исповеди и затруднялся вспомнить все грехи, «принять участие сразу в трех Таинствах» [24]: Исповеди, Причащения и Елеосвящения.

Участие в этих трех Таинствах, по наблюдениям игумена Анатолия (Берестова) [25], улучшало состояние людей, страдающих от «оккультной болезни». Эта болезнь проявляется у тех, кто обращался за помощью к экстрасенсам, а также у тех, кто сам занимался экстрасенсорикой или другими видами оккультизма. Для этой болезни характерны синдром навязчивых страхов, видение бесов, появление повелевающих «голосов», которые начинают управлять психикой и навязывать мысли о самоубийстве. Помимо этого у людей появляются и вполне физические трудноизлечимые или не поддающиеся лечению болезни, диагноз которым невозможно поставить [26].

См. также главу «Колдовство и одержимость. Причины попадания под демоническое влияние и пути выхода из-под него» (часть 2).

О необходимости участия таких людей в Таинстве Елеосвящения упоминал в своих письмах архимандрит Иоанн (Крестьянкин). «Непременно пособоруйтесь», – писал он некоей О., у которой проявились «способности в целительстве». Способность О. не являлась божественным даром, а проявилась вследствием демонического воздействия. Объясняя, что обладатели такой «способности» со временем начинают страдать от беснования, от навязчивой идеи о самоубийстве, отец Иоанн убеждает О. покаяться, пособороваться и не прикасаться более к целительству [27].

Участие в Таинстве Елеосвящения отец Иоанн советовал и тогда, когда речь заходила о так называемой «отчитке», то есть экзорцизме или изгнании злых духов. Так, испытывающей «бесовское насилие» Н., старец писал: «Отчитка – это чин, а вот Соборование – это одно из семи Таинств Божиих. Пособоруйтесь и причащайтесь почаще. Хорошо бы Вам собороваться не один раз в год, но в каждый пост» [28].

Тем, кто занимался оккультизмом или обращался к оккульстистам за помощью, рекомендуется прочитать главу «Несколько слов бывшим оккультистам и тем, кто обращался к оккультистам за помощью» (часть 1).

К словам отца Иоанна можно прибавить и свидетельства некоторых священников о том, что душевнобольные люди после Соборования успокаиваются.

Все это дает основание рекомендовать участие в Соборовании особенно тем людям, которые испытывают различного рода проблемы со здоровьем и психикой. Эти проблемы могут иметь причинами физиологический фактор, а также демоническое воздействие или нераскаянный грех. Но не нельзя забывать, что в Таинстве Елеосвящения «отпускаются преимущественно забытые грехи». Поэтому

в тех грехах, которые можно вспомнить, человек приносит покаяние в Таинстве исповеди. В момент совершения исповеди, находясь рядом со священником, человек вряд ли сходу вспомнит все, касающееся его жизни. Но, если, готовясь к исповеди, он сядет дома перед листом бумаги и начнет перебирать свою жизнь, то вполне возможно, что он вспомнит даже и то, что было прочно забыто.

Несколько слов бывшим оккультистам, а также тем, кто обращался к оккультистам за помощью

В начале первой части брошюры (пункт А) говорилось о том, что исповедь за всю жизнь проходят те, кто занимался оккультизмом (колдуны, экстрасенсы), а также те, кто обращался к оккультистам за помощью. Подробная исповедь является частью двух богослужебных чинов: чина присоединения к Православной Церкви «приходящих от оккультизма и сатанизма» и чина отречения от занятия оккультизмом.

О этих двух чинах Душепопечительский православный центр святого праведного Иоанна Кронштадтского выпустил книгу, которая называется «Актуальная практика Чинов присоединения отпавших от Церкви». Эту книгу можно рекомендовать к прочтению людям, в жизни которых был негативный духовный опыт.

Он, кстати, мог не обязательно выражаться в прямом контакте с оккультным миром. Чтобы повредиться духовно, для человека достаточно увлечься какой-либо ложной мыслью или идеей. Святитель Игнатий (Брянчанинов) свидетельствует, что «душу может убить одна мысль, содержащая в себе какой-нибудь вид богохульства, тонкий, вовсе не приметный для незнающих» [29].

Подобные мысли человек усваивает через личный контакт с адептами эзотерических учений, через чтение еретических книг, а также через безразборчивый просмотр TV. Путей, по которым в человека поступают ложные мысли, – масса. И по любому из них в сознание человека может проникнуть то, что изменит духовный облик человека. «Измените, – писал преподобный Силуан Афонский, – в своем догматическом сознании что-либо и неизменно изменится в соответствующей мере и ваш духовный облик и вообще образ вашего духовного бытия» [30].

Человек, который усвоил ложные мысли и в соответствии с ними изменил свое сознание, отделяет себя от Церкви. Чтобы определить, нет ли какой преграды между человеком и Церковью, удобно воспользоваться книгой, указанной выше. В ее состав включены «вопросы и ответы, составленные по образу Огласительных бесед для присоединения к Православной Церкви приходящих от оккультизма с краткими комментариями». В этом разделе приводятся постулаты различных эзотерических учений. Дается православный взгляд на указанные проблемы. По этим вопросам и ответам каждый человек может проверить, мыслит ли он как православный христианин или нет.

Уврачевать духовную дезориентацию – не единственная цель книги. Она призвана также и к тому, чтобы рассказать о том, как принимаются в Церковь люди, имевшие контакт с оккультными силами. Такие люди, как уже было отмечено выше, принимаются в Церковь двумя чинами.

Первым чином в Церковь принимаются люди, отпавшие от Нее. Например, те, кто прошел «инициацию» в «секте Рейки или подобной ей секте “Универсальная энергия”» [31]. Если адепты этих сект обращаются к Церкви, то над ними совершается Таинство Миропомазания. Даже в том случае, если они уже были крещены и помазаны миром.

Повторение Таинства Миропомазания происходит по той причине, что люди, серьезно погрузившиеся в оккультную практику, уже перестали быть членами Церкви. «Там, где имеет место приношение сатане, невозможно говорить о сохранении действенности Церковного Таинства» [32], то есть Крещения и Миропомазания, которые были совершены над человеком до его оккультных занятий.

О последствиях серьезного погружения в оккультизм через «инициацию» в секте «Рейхи» рассказывает Изяслав Адливанкин [33] – специалист по проблемам сект и оккультизма: Человека спрашивали: «Хочешь, мы возложим на тебя руки, и ты получишь определенные силы, энергию в данном случае, и будешь ее проводником?» «Хочу», – отвечал ничего не понимающий человек, часто атеист. И «получал». «Проходило десять лет. Не представляю такого человека без катастрофы. К нам приходят тяжело поврежденные люди, даже не понимающие что с ними произошло» [34].

Душа человека, прошедшего через подобное действие, становится «проводником энергий демонического мира (и частью его иерархии)» [35]. Большинство пациентов центра, в котором работает Изяслав, – это те, кто 10–15 лет назад были «инициированы» подобным образом.

Одним из трагических результатов «инициации» является то, что она «уничтожает и христианство». Человек дал право подключить себя к инфернальному, демоническому миру, а «это не совместимо с христианством. Он перестал быть членом Церкви даже потенциально» [36].

Позиция Изяслава находит свое обоснование в постановлении Архиерейского Собора РПЦ 1994 года. Определение Собора «О псевдорелигиозных сектах, неоязычестве и оккультизме» указывает на то, что последователи оккультно-эзотерических учений «отлучили себя от Православной Церкви» [37].

В практической жизни это означает то, что «человек, отпавший от Православия и канонически не воссоединенный с Церковью» [38], не может даже участвовать в богослужении как член Церкви. Присоединяется человек к Церкви через вышеуказанный чин присоединения с Миропомазанием. Здесь нужно учесть, что «вопрос о Чине присоединения ставится только тогда, когда человек серьезно погрузился в оккультную практику» [39].

Глубина погружения в оккультизм характеризует и глубину отпадения от христианства. Чтобы определить эту глубину – желательна консультация специалистов. Весь нюанс состоит в том, что взвешенное решение может принять только тот, кто знаком с особенностями тех или иных практик и культов. Без знания их особенностей невозможно адекватно оценить степень вреда, которую получил человек, например, от описанной выше «инициации».

Сам человек может воспринять это действие как обыденное, как ничем особенно не выделяющееся. Да и сам факт происшедшего может попросту забыться. Поэтому на вопрос, было ли серьезное погружение в оккультную практику, человек вполне искренно может ответить, что нет.

Но, если в жизни человека было длительное посещение собраний «Рейхи», то специалисту будет понятно, что, скорее всего, показания для повторения Таинства Миропомазания будут найдены. Специалист знает, что невозможно долго посещать собрание «Рейхи» без серьезных последствий для себя.

За консультацией можно обратиться в храм «Всех скорбящих радость» на Ордынке в городе Москве. Можно также вспомнить о специалистах московского Душепопечительского православного центра святого праведного Иоанна Кронштадтского. Они помогут человеку восстановить свои отношения с Церковью, от Которой человек отторгается через свои дела и увлечения. Чтобы восстановить нарушенную связь, человеку необходимо понять свои «специфические» заблуждения и сознательно отречься от них. Если этого не достаточно, то человеку рекомендуют пройти чин Присоединения, во время которого происходит повторение Таинства Миропомазания.

Повторение Таинства – серьезное и ответственное дело, которое может совершаться только при наличии веских оснований. И решение о его повторении, то есть решение о совершении чина присоединения принимается «по согласованию с правящим архиереем» [40].

Если канонических оснований для совершения чина присоединения не будет выявлено, то совершается чин отречения от занятий оккультизмом. Для чего он вообще нужен?

Отречение от оккультных занятий необходимо для пресечения последствий оккультных занятий. Они могут проявиться как расстройства воли, и психики, и разного рода одержимости. Помимо прочего обычными последствиями являются также «изнурительные видения, маниакально – депрессивный психоз, истощение организма в результате «энергетического подключения» к более сильному экстрасенсу – “вампиру”» [41].

Человек, оставивший занятия колдовством, еще долгое время может испытывать на себе воздействие демонов. Оно выражается в «обострении нервно – психических расстройств, тяге к самоубийству» [42].

Некоторые люди могут возразить, сказав, что у них нет тяги к самоубийству. Но эта тяга может проявиться не сразу. Как говорится: «Еще не вечер».

Тот, кто однажды вступил в общение с демоническим миром, напоминает человека, за счет которого кто-то «скачивает торрент». Объемы скачанной информации увеличиваются с течением времени. Примерно то же происходит и с объемом негативных последствий. Со временем они будут все более и более усугубляться. «Торрент будет качаться» до тех пор, пока человек не разорвет однажды установившуюся связь.

Для разрыва связи, для пресечения негативных последствий необходимо совершение отречения от оккультных занятий. «Отречение совершается непременно в рамках таинства исповеди, во время которой рекомендуется подробно поисповедовать кающегося не только в грехе занятий оккультизмом, но и во всех грехах, содеянных им с семилетнего возраста». После исповеди священник не сразу читает разрешительную молитву, а спрашивает кающегося, желает ли он отречься от занятий оккультизмом. Получив утвердительный ответ, священник перечисляет виды оккультизма и спрашивает, признает ли кающийся, что эти занятия ведут к общению с падшими духами. Признавая указанный факт, человек раскаивается в своих занятиях оккультизмом. Он обещает уничтожить всю оккультную литературу и приложить все усилия к тому, чтобы оставили оккультные занятия люди, которых он на это дело соблазнил. Признавая, что сатанинская сила была источником его «способностей», кающийся обещает, что он ни при каких обстоятельствах не будет прибегать к ним. Трижды отрекаясь от сатаны и конкретного вида оккультизма, которым занимался, он дает обещание и в том, что не будет заниматься оккультизмом впредь. А также и в том, что он будет пребывать в послушании священноначалию и пастырям Церкви. После того, как он поцелует Евангелие и крест, священник читает над ним обычную разрешительную молитву [43]. С подробностями прохождения чина можно ознакомиться, прочитав брошюру «Актуальная практика Чинов присоединения отпавших от Церкви».

Подобным образом строится исповедь и тех, кто «целенаправленно оккультными науками не занимался, но обращался к оккультистам за помощью» [44]. В указанную категорию попадают те, кто посещал экстрасенсов, ходил по «бабкам» или делал что-либо подобное. Вопросы, которые следует задать этим людям, также приводятся в брошюре.

О помощи Таинств и о «оккультной болезни» (проявляется у тех, кто обращался за помощью к экстрасенсам, а также у тех, кто сам занимался экстрасенсорикой или другими видами оккультизма) см. главу «О Таинстве Елеосвящения, в котором прощаются забытые грехи, и испрашивается благодать “исцеляющая душевные и телесные болезни”» (часть 1).

См. также главу «Колдовство и одержимость. Причины попадания под демоническое влияние и пути выхода из-под него» (часть 2).

Подготовка к исповеди за всю жизнь

Уже говорилось о том, что если после первой исповеди вспомнятся еще какие-то грехи, то беседу о них можно продолжить на второй и третьей исповеди. Потом к воспоминаниям о грехах прошлой жизни обращаться уже не желательно. Человек должен сожалеть о том, что был, например, убийцей. Но, сознавая это, он не должен словно прокручивать внутри себя киноленту, вспоминая подробности. Обоснование для такого образа действий видится в тактике, которую иногда использует дьявол. Он иногда побуждает человека вспоминать о своих грехах, чтобы после ввергнуть человека в отчаяние.

Старец Порфирий Кавсокаливит говорил, что если человек слишком сильно печалится из-за своих грехов, то это нездоровое явление, ведь таким образом он доходит до отчаяния. Когда чувства безнадежности и разочарования охватывают человека, то он может опустить руки. «Это сеть, которую расстилает сатана, чтобы человек потерял надежду на любовь Божию» [45].

Старец рассказывает, что и сам он думает о том, что грешит. Но то, что печалит его, он претворяет в молитву. Не запирает внутри себя, а идет к духовнику. «Исповедую это, – говорит старец, – и кончено! Не будем, – призывает он, – возвращаться вспять и говорить о том, чего мы не сделали. Значение имеет то, что мы будем делать теперь, с этого момента и впредь» [46].

Возвращаться вспять не стоит еще и по другой причине: человек, вспоминая прежние грехи, может снова захотеть их совершить. Ввиду этого преподобный Марк Подвижник советовал не вспоминать в подробностях «прежних своих поползновений» [47]. Ведь они «опять влагают внутрь древнее осквернение» [48].

Особенно это касается грехов блудных. Вспоминая о них даже с целью покаяния, человек может усладиться воспоминаниями. Получается, что начав с очищения, он в итоге пачкает душу. По этой причине о блудных грехах во время исповеди стоит говорить кратко, по существу, избегая излишних подробностей.

С раскаяния в блудных и в прочих тяжких грехах удобно начать исповедь. Вначале обычно говорят о самом главном, о том, что более всего мучает душу. Епископ Александр советовал «сначала помянуть наиболее досаждающие грехи (страсти, пороки), с ними и бороться надо в первую очередь, а также грехи против любви (осуждение, злоба, вражда)» [49].

Сказав о самом главном, можно дальше двигаться по плану, который был предложен святителем Феофаном. Он советовал по подобию послужного списка представить в уме список дел «со всеми обстоятельствами времени, места, лиц, препятствий и прочего» [50].

Все мы, наверное, представляем, как выглядит трудовая книжка, в которой отмечены наши шаги, сделанные на поприще профессиональной деятельности. По подобию трудовой нужно составить «греховную книжку».

Однако составление такого плана не является конечной целью самоанализа. Цель его состоит в том, чтобы понять, чем живет сердце. Ведь поступки – это только проявления тех страстей, которые находятся в нем. Часто бывает так, что страсти группируются вокруг какой-либо одной страсти и ею приводятся в движение. Это и есть «главная, всем заведывающая страсть» [51].

У каждого человека есть своя главная страсть. У кого-то – это тяга к алкоголю. У кого-то – гордость, а у кого-то – игра.

Страсть к игре некоторым людям сломала всю жизнь. Один некогда высокопоставленный человек рассказывал о себе, что все его беды начались после того, как он начал играть. Его должность возлагала на него множество ответственейших поручений. И всеми ими он готов был пренебречь, когда у него начинала идти игра, вся его жизнь была подчинена ей. В итоге он все потерял: и пост, и деньги.

Страсть к игре требует больших затрат. Ищущий деньги игрок включается в погоню за материальными благами. Так как они ограничены, то он добивается обладания ими через ущемление чужих интересов. Соответственно, он вступает в полосу конфликтов с окружающими людьми. Некоторые люди, несогласные с притязаниями игрока, дают ему отпор. Получив отпор от тех, кто оказался сильнее, игрок впадает в уныние.

Решись он жить скромнее, из его жизни ушли бы грехи, связанные с неправедным приобретением денег (обманы, махинации). Он вышел бы из состояния войны с окружающими его людьми и не унывал бы так много.

Главная страсть снабжает своими соками множество грехов. Не станет ее, отпадут и ее ответвления. Подобную закономерность мы наблюдаем в царстве растений. Если подрубить корни дерева и ствол, то многочисленные ветви увянут.

Чтобы победить главную страсть, нужно с особой тщательностью исповедовать ее проявления как малые, так и большие. Пример такой тщательности показан в одном из писем святителя Феофана. Он советует не писать в перечне своих грехов: «я вздорна», а записывать дела, в котором эта «вздорность» обнаружилась. Например, одной особе он советует вести запись так: «Сестра сказала слово неприятное, я рассерчала и побранились… И если поладили, прибавьте: поладили, слава Богу, или насилу поладили… Еще приглянулось мне лицо одного человека… и впечатление это осталось. Сознав, что это дурно, я стала бороться и изгладила впечатление (лиц не сказывать). Так и обо всем» [52].

Рядом с записью о совершенном грехе можно делать приписку насчет того, как с ним бороться. Приписывать «как исправиться полагаете», советует тот же святитель. Он считает, что такое занятие должно принести благие плоды. «Увидите, какую власть потом Вы возымеете над собою» [53], – писал он.

Человек, у которого получается исполнить этот совет, может записывать «как исправиться полагает» и в отношении привычек, – они есть почти у каждого. Чем глубже привычки укоренились, тем подробнее их нужно исповедовать.

У многих из нас есть привычка осуждать или клеветать. Скажут нам, например, что наш знакомый выступил с каким-то предложением на собрании, а у нас вырвется: «Да, что ты его слушаешь? Он же ничего в этом вопросе не понимает». Вот и оклеветали человека. Он-то, может быть, хорошо в этом вопросе разбирается. Да и мы, в общем-то, неплохо к нему относимся. Просто настроение плохое было, вот и сказали. Но сказали без злого умысла, без желания уничтожить его как конкурента.

Если дела наши относительно клеветы (оклеветания) обстоят приблизительно так, то на исповеди в этих грехах можно покаяться в общих чертах: клеветал (или клеветала).

Но есть люди, у которых, например, осуждение стало свойством характера. Они не щадят никого и словно упиваются осуждением. Возможно, своими речами они разрушили семьи, принесли беду в чей-то дом. Здесь осуждение носит характер сознательного, намеренного, целевого поступка, совершаемого с большим напором и энергией.

Если дела наши относительно осуждения обстоят приблизительно так, то тут уже нельзя покаяться только в двух словах. Об этом нужно говорить подробнее.

Когда речь начинает идти о подробной исповеди, то некоторые люди пугаются. Их страшат мысли о том, что информация об их грехах станет известной другим. Здесь необходимо понять, что никто не требует называть на исповеди фамилии и точные даты совершения преступлений. Имена на исповеди вообще не называются. Священник даже должен остановить человека, если тот начинает называть какие-либо имена.

Человек на исповеди должен дать не улики против себя, а нравственную оценку своего поступка. Он должен показать глубину своего падения и засвидетельствовать то, что он осознает его.

Например, у людей, совершивших кражу, может быть разная тяжесть вины. Кто-то украл еду, будучи голодным. А кто-то, будучи сытым, украл у голодного человека последнее. Во втором случае вина человека отягощается двумя обстоятельствами: он совершил кражу в то время, когда не испытывал острой нужды; он украл у голодного его единственное пропитание.

При наличии отягчающих обстоятельств исповеднику нужно не просто покаяться в том, что он совершил кражу. Нужно упомянуть и об этих обстоятельствах. Это и будет означать «подробную исповедь».

Дать нравственную оценку поступку помогает рассмотрение семи обстоятельств, на которые указывает архиепископ Вениамин. Речь идет о следующем: «кто, что, где, по какому побуждению, для чего, как и когда. То есть, кто кается: человек, христианин, православный, старый, юный, женатый, девственник, образованный и т.п. Что сотворил: согрешил, преступил заповедь, какую и в чем именно? Где? То есть, на каком месте, тайно или явно, в церкви или в дому, и т.п. По какому побуждению: советом, повелением, принуждением, примером и пр. Для чего? Естество или немощь требовали сего, по нужде ли или по одному произволению. Как? То есть, каким образом? Словом или делом, помышлением или намерением, внезапно, неумышленно или после предварительного размышления и приготовления и проч. Когда? То есть, в какое время? Во время голода, нужды и немощи, или в довольстве и богатстве, в обыкновенные дни или в посты и праздники и пр.» [54]

Это рассуждение вместе с прочим содержанием данной главы может быть при необходимости заменено кратким наставлением. Оно было дано одному арестанту в то время как он шел на каторгу. Узник был осужден за двойное убийство: он отрубил голову своей жене и зарезал человека, которого подозревал в связи со своей женой.

Искалеченный нравственно, он переживал гнетущее состояние духа. Страдая от ужасной тоски, он обратился за помощью к архимандриту Спиридону (Кислякову). Тот посоветовал ему исповедоваться и так исповедоваться, чтобы после этой исповеди на нем ни одного греха с самого детства не было. На самых же страшных и постыдных грехах отец Спиридон рекомендовал остановиться и детальнее их передать священнику. Причины совершенных грехов нужно было усмотреть не в стечении обстоятельств, а единственно в себе.

«Затем, – продолжал архимандрит Спиридон, – кроме сей исповеди, я горячо прошу тебя предаться сердечной горячей молитве. Проделай так недели две и увидишь, что с тобою, мой друг, будет» [55]. Хотя арестанту и тяжело было исполнять совет миссионера, но он все-таки старался. И со временем ему на душе сделалось легко. Искреннею радостью порадовался за него отец Спиридон, как за человека, вернувшегося ко Господу.

Б. «Не найти священника». Что делать, если нет священника, которому открылось бы сердце?

О чем эта глава?

Некоторые люди, пожелавшие приготовится к исповеди за всю жизнь, откладывают ее на неопределенное время. В качестве причины они указывают на то, что не могут найти священника, которому бы открылось сердце.

Эта глава рассказывает о том, почему такой образ действий является ошибкой. Разбирается также вопрос, как исповедоваться священнику, которого не знаешь лично.

Опытные духовники – большая редкость. Но такое положение дел не является поводом для того, чтобы откладывать исповедь. Об этом свидетельствует один эпизод из жизни игумении Таисии, настоятельницы Леушинского монастыря.

До времени своего настоятельства ей довелось пожить в Тихвинском Введенском монастыре. Ей, как и многим сестрам, приходилось исповедоваться у белого духовенства. Она, как и многие другие, весьма тяготилась этим, ведь многие священники не только не сочувствуют монашеской жизни, но прямо порицают её и даже смеются над ней. «Тяжело нам было, – писала она, – открывать им свою душу, тяжело спрашивать о своих духовных недоразумениях и просить совета». Каялась она, например, в том, что не молилась ночью, а священник отвечал ей: «Ночь дана для покоя, надо ж и выспаться, какой тут грех». Из-за подобных ответов она надумала «исповедоваться у священника лишь для формы, не говорить всего, что на душе, и не спрашивать советов, а выжидать случая, когда будет возможность исповедоваться у иеромонаха, которому можно во всем открыться». Поначалу ей, вследствие такого решения, было тяжело на душе, но потом она привыкла, «как будто так и надо» [56].

Вразумление подвижнице последовало через сон. Прежде чем описать его, скажем, что видения игумении Таисии не были теми снами, которые почти ежедневно видит большинство людей. Рукописи, в которых мать Таисия описала свои видения, были прочитаны святым праведным Иоанном Кронштадтским. О этих откровениях он оставил такие слова: «Дивно, прекрасно, божественно! Печатайте в общее назидание» [57].

Итак, во сне она увидела на своих руках младенца неописанной красоты. Но к изумлению ее он оказался мертвым. На свои мысли, откуда он взялся у нее на руках, она услышал ответ: «Из недр сердца твоего». Она поняла, что этот младенец – Богомладенец Иисус и что Он лежит на ее «грязных от лампадной копоти и масла руках». Вдруг, бывший до этого мертвым, младенец взглянул на нее и сказал: «Теперь ты чувствуешь, каково принимать неочищенною совестью Агнца, за мир закланного» [58].

Игумения Таисия в происшедшем увидела вразумление к должному приготовлению к принятию Св. Тайн. Вразумимся и мы, если откладываем исповедь, указывая на какие-либо несовершенства священника.

Священник совершает Таинство исповеди не своей властью; сама Церковь, получившая в лице апостолов власть прощать грехи, поручает ему совершать Таинство. Если он совершает его небрежно, то за это он даст личный ответ Богу. Но само Таинство остается действительным.

Личные качества священника имеют большое значение в тех случаях, когда от него требуется дать совет. Здесь пастырская чуткость и благодатная озаренность играют решающую роль. Но совет и исповедь – это разные вещи. Многие люди приходят на исповедь отнюдь не за советом, а для того, чтобы покаяться в своих грехах. Здесь решающую роль играет то, является ли священник православным и законно рукоположенным.

Мудрое разрешение данного вопроса дано преподобным Никоном Оптинским: он писал, что многие ищут духовника высокой жизни. Не найдя такого, они унывают и потому с неохотой приходят на исповедь. Преподобный Никон считал, что такие люди поступают неправильно. Ведь нужно верить, считал он, «в самое Таинство Исповеди, в его силу, а не в исполнителя таинства. Необходимо лишь, чтобы духовник был православный и законный. Не надо спорить, что личные качества духовника много значат, но необходимо помнить и знать, что Господь, действующий во всяком таинстве Своею благодатью, действует по Своему всемогуществу независимо от этих качеств» [59].

Примерно к такому выводу, как видим, пришла и игумения Таисия.

Исповедь, которую у нее принимал смутивший ее священник, была действительна. Другое дело, что совет, который он дал, вызвал в подвижнице смущение.

Но она могла и не принимать этот совет близко к сердцу. Оказавшийся в ее положении человек, может руководствоваться словами святителя Игнатия (Брянчанинова). Он писал, что совет может быть исполнен, а может быть и не исполнен. Совет то и означает, что человек не обязан непременно исполнить его. «Скромное отношение советника к наставляемому – совсем другое, нежели старца к безусловному послушнику<…>. <…>получивший совет, – писал святитель, – не связывается им; на произволе и рассуждении его остается исполнить или не исполнить полученный совет» [60]. Стоит отметить, что эти слова святитель Игнатий написал в контексте размышлений о духовном руководстве.

Не каждый совет следует исполнять. И не каждый человек даст мудрый совет – все это правда. Но мудрого советника можно так и не встретить на жизненном пути. А исповедоваться как-то надо.

Некоторые люди перестают ходить в Церковь, заметив какую-либо слабость в священнослужителе. Перестав ходить в Церковь, они перестают участвовать в Таинствах, лишая себя жизненно необходимой благодати. Современная жизнь всем своим строем лишает нас душевного мира; мы постоянно опустошаемся. Поэтому мы должны постоянно восполняться. Что произойдет, если мы будем только опустошаться и не будет восполняться? Довольно быстро мы придем в такое состояние, что не будем рады и самой жизни.

Болея душой о том, что люди перестают ходить в Церковь, архимандрит Тихон (Агриков) писал: «многие думают, что если батюшка плохо живет, то на нем нет и благодати Божией. В тот храм, где он служит, и идти, будто, не стоит, потому что там Господь не услышит. Это совсем неверно» [61].

Неоднократно поднимая эту тему, отец Тихон привел рассказ о том, как один старец соблазнился священником. Старец сказал, что не будет причащаться у этого священника, «он такой-то и такой-то, пьяница и блудник, он грешник. Таинство через него не совершается». На следующую ночь старцу, который так и не причастился, было видение. Он увидел прокаженного, который золотым черпаком наливал воду из колодца. Старец услышал голос: «Почему ты не пьешь из этого кладезя? Какую вину имеет черпающий? Он ведь только черпает и наливает, а чрез него все совершает Дух Святой» [62]. Очнулся старец и стал оплакивать свой грех.

В. «Стыдно говорить». Тем, кто скрывает на исповеди свои грехи, стыдясь говорить о них

О чем эта глава?

Некоторые люди утаивают на исповеди своих грехи. Кто-то так поступает потому, что стыдится открыть их. А кто-то боится того, что священник станет думать о нем плохо. Такая скрытность имеет трагичные последствия.

Искренний же человек, наоборот, приобретает. Он приобретает сочувствие других, освобождение от страданий и само спасение.

Когда человек подходит к священнику на исповедь, то он сталкивается с новой проблемой: ему тяжело быть искренним. Есть грехи, в которых он не решается открыться. А раз так, то душевная боль, не найдя выхода наружу, остается внутри.

Человеку кажется, что священник станет думать о нем плохо, если узнает историю его жизни. Правильно ли так считать?

Вряд ли священник, услышавший искреннюю исповедь, станет плохо думать об исповеднике. Если человек ничего не скрывает, значит, он ищет очищения и хочет исправиться. А такое настроение души только приветствуется. На эту тему у архимандрита Лазаря (Абашидзе) есть ободряющие исповедника слова: «Любой священник, – писал архимандрит, – после искренней исповеди еще более располагается к исповедующемуся, гораздо ближе и заботливей начинает относиться к нему» [63].

В качестве красноречивого комментария на эту тему приведем случай, поведанный митрополитом Антонием Сурожским. Он рассказывал, что как-то к отцу Александру Ельчанинову на исповедь пришел офицер и сказал: «Знаете, я вам могу выложить всю неправду моей жизни, но я её только головой сознаю; мое сердце остается совершенно нетронутым, мне все равно. Головой я понимаю, что всё это зло, а душой не отзываюсь ни болью, ни стыдом».

Выслушав все это, отец Александр предложил офицеру на следующий день принести исповедь перед народом, который соберется на службу. «Офицер согласился на это, потому что чувствовал, что он мертвец, что в нем жизни нет, что у него только память да голова, но сердце мертво и жизнь в нем погасла». Он испытывал чувство ужаса, считая, что все от него отвернутся. Он думал, что все будут на него смотреть и думать: «мы полагали, что он порядочный человек, а он не только негодяй, но и мертвец перед Богом…» Но он, пересилив свой страх, всё же начал говорить. И произошло нечто неожиданное. Все обратились к нему с сострадательной любовью. Он почувствовал, что «все открыли объятия своего сердца», что все с ужасом думают о том, как ему больно и стыдно. «И он разрыдался и в слезах произнес свою исповедь; и для него началась новая жизнь» [64].

Происшедшее с офицером несколько напоминает одну трогательную историю, рассказанную преподобным Иоанном Лествичником. В своей книге «Лествица», в слове четвертом он рассказывает «о разбойнике покаявшемся». Разбойник исповедовал перед всем братством одного из монастырей свои «все возмутительные для слуха грехи свои, не только плотские, по естеству и против естества сделанные с людьми и животными, но и чародеяния, и убийства, и другие злодеяния, которые не следует ни слышать, ни придавать писанию». И был не отвергнут братством, а принят в него.

Более того, разбойник, упавший в избытке чувств на землю и в таком положении исповедовавшийся, не прежде встал «как получивши прощение всех согрешений» [65]. Об этом сообщил преподобному Иоанну пастырь, мнения которого преподобный Иоанн относил к числу авторитетных [66].

Конечно, эти два примера – не образцы для подражания. Ведь в XXI веке исповедь перед народом уже не практикуется. Но каждый человек может, вникнув в главный смысл повествований, взять из них что-то полезное для себя.

По существующему порядку люди исповедуется священнику с глазу на глаз. Никто не требует от них поступать подобно офицеру и разбойнику. Но некоторым людям ничего больше не остается делать, как только решиться на такую исповедь.

В такое положение попал один арестант, задушивший своего отца. Жизнь бросала этого человека «из одного порока в другой». Попав в заключение, он весь измучился, терзаемый греховными желаниями. Из его души лавой вырывались «страшное отчаяние, ненависть к самому себе, безнадежное желание освободиться от этого ужасного состояния духа». Он обратился к архимандриту Спиридону за помощью. Тот посоветовал ему покаяться. На тот случай, если исповедь не поможет тяжко согрешившему узнику освободиться от томления духа, отец Спиридон дал следующий совет. «Если желаешь, – говорил он, – совершенно освободиться от своих хронических привычек греха, тебе необходимо во всех своих грехах раскаяться публично перед всеми арестантами. Это будет для тебя самое радикальное и верное средство». Арестанту было тяжело решиться на такую исповедь, но всё же он решился. Когда он исповедовался, то все арестанты, бывшие на службе, плакали. Рыдал и сам кающийся. На второй день после причащения он сказал отцу Спиридону, что «совершенно как бы переродился» [67].

Эти три зарисовки так оптимистичны потому, что их главные герои не заперли свои души на ключ. Они открылись, и потому освободились. Такое радужное настроение – удел искренних. Жизнь же скрытных строится совсем по другим принципам.

Например, блаженная Феодора, о которой уже упоминалось в брошюре, идя по мытарствам, попала в крайне затруднительное положение: демоны обвиняли ее в совершении греха. Ангелы, оправдывая Феодору, говорили, что она исправилась. Демоны ответили на это «железным» аргументом: «Знаем, – говорили они, – что она давно уже отстала от блудного греха, но все же она принадлежит нам, потому что не совершенно и не вполне искренно каялась пред своим духовных отцом в содеянных раньше грехах, многое утаивая от него <…>». Феодора миновала это мытарство «едва избавившись от лютой беды». Она была выкуплена у злых духов дарами преподобного Василия. Пусть каждый человек спросит себя: может ли он рассчитывать на то, что его душу кто-то выкупит? Если рассчитывать на это не приходится, то тогда лучше не скрывать на исповеди свои грехи.

Кто-то скрывает наиболее тяжкие грехи от духовного отца, чтобы сохранить в его глазах образ «хорошего» человека. В таком случае исповеднику необходимо понять, что он не добьется поставленной цели.

Начав умалчивать свои грехи, человек не улучшит отношения со священником, а, наоборот, охладит их. Священник всё равно почувствует, что исповедник фальшивит. Если отношения между духовным отцом и его чадом доверительные, то духовный отец всегда скажет то, что сочтет нужным и полезным. Если же он увидит в чаде двуличие, то опустив руку в карман за словом, он может и удержать ее. К тому же, когда от священника что-то скрывают, ему тяжело дать верный совет. Ведь чтобы погрузиться в ситуацию и разобраться в ней, необходимо знать все обстоятельства, владеть полной информацией. Духовный отец не сможет вести по жизни человека, который не рассказывает всего, что с ним происходит.

Для чего человек лишает себя помощи духовного отца и ставит под угрозу дело своего спасения во время прохождения мытарств? Если бы при жизни он получал бы хоть что-то за свою скрытность, то его ещё можно было бы понять. Но он ничего не получает и при жизни, продолжая страдать от психологических последствий греха. Не зря преподобный Иоанн Лествичник говорил, что «объявляющий всякого змия своему наставнику показывает истинную к нему веру; а кто скрывает что-нибудь, тот еще блуждает по беспутиям»! [68]

В качестве комментария к словам святого можно привести описание одной картины, которая когда-то находилась в Успенской Церкви Соловецкого монастыря. На ней был изображен схимник, принимающий покаяние у грешника. Из уст последнего выходили различные существа жуткого вида, и, наконец, показалась голова большого змея. Картина сопровождалась объяснением: «по наименованию грехов из гортани кающегося излетали гады и всяческая мерзость – скорпии и жабы, василиски и аспиды, хамелеоны и драконы крылатые, напоследок показалась оттуда и глава змия погибельного. Но грешник не покаялся искренне, и змий обратно в гортани сокрыся» [69].

См. в главе «Примеры освобождения от душевных заболеваний и нездоровых состояний. Причины их возникновения» (часть 2) упоминание о купце, который заболел душевно вследствие того, что, утаив грех, «не исповедал [его] священнику, сомневаясь в прощении его».

 

Г. Заключение к первой части. Исповедь инока Михаила

О чем эта глава?

Основные мысли первых трех глав могут быть наглядно показаны на примере исповеди инока Михаила. В этом примере дано представление о том, как исполнить на деле всё, о чем говорилось в первой части брошюры.

Все три главы первой части могут быть наглядно представлены в одном примере: в исповеди инока Михаила. Этот пример показывает, что значит исповедоваться за всю жизнь и что означает выражение: «давать своим поступкам нравственную оценку». На этом примере прекрасно видны задачи, стоящие перед исповедником.

Личность священника, принимавшего исповедь, в момент ее совершения отошла на второй план. Главным действующим лицом был не он, а сам исповедник. Здесь урок для тех, кто откладывает исповедь по причинам, описанным ранее. Открытость и искренность инока дают положительный пример людям, которые намерены скрывать на исповеди свои грехи.

Инок Михаил в годы гонения на Церковь оказался в лагере особого назначения вместе с отцом Арсением. Приблизилось время отшествия инока из этого мира. Он умирал.

По его просьбе позвали отца Арсения. «Отец Арсений сел на край нар. Свет, идущий из коридора, образуемого нарами, слабо освещал лицо умирающего, покрытое крупными каплями пота. Волосы слиплись, губы были болезненно сжаты. Был он измучен, смертельно болен, но глаза, широко открытые глаза, как два пылающих факела, смотрели на о. Арсения.

В этих глазах сейчас жила, горела и металась вся прожитая этим человеком жизнь. Он умирал, уходил из жизни, исстрадался, устал, но хотел отдать во всем отчет Богу: «Исповедуйте меня. Отпустите. Я инок в тайном постриге». <…> Склонившись к иноку <…> о. Арсений положил руку на голову <…> и, внутренне собравшись, приготовился слушать исповедь.

<…> Шепот прерывался все чаще и чаще, но глаза горели, светились, жили, и в них, в этих глазах, по-прежнему читал о. Арсений все, что хотел сказать умирающий.

Исповедуясь, Михаил судил сам себя, судил сурово и беспощадно. Временами казалось, что он отдалился от самого себя и созерцал другого человека, который умирал. Вот этого умирающего он и судил вместе с о. Арсением. И о. Арсений видел, что житейский мир, как корабль, со всем его грузом тягот, тревог и горестей прошлого и настоящего, уже отплыл от Михаила в далекую страну забвения и сейчас осталось только то, что необходимо было подвергнуть рассмотрению, отбросив все наносное, лишнее, и отдать это главное в руки присутствующего здесь иерея Арсения, и он властию Бога должен был простить и разрешить содеянное.

За считанные минуты, оставленные ему для жизни, должен был инок Михаил передать о. Арсению все, открыто показать Богу, осознать свои прегрешения и, очистившись перед судом своей совести, предстать перед судом Господа» [70].

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Нафанаил (Львов), архиеп. Смысл страданий // Ключ к сокровищнице / архиепископ Нафанаил (Львов). М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2006. С. 69.

[2] Актуальная практика Чинов присоединения отпавших от Церкви. М.: Душепопечительский Православный Центр святого праведного Иоанна Крондштатского, 2011. С.127.

[3] Там же. С. 122.

[4] Там же. С. 138.

[5] Там же. С. 136.

[6] Там же. С. 140.

[7] См. главу «Кающемуся изрекается всепрощение в Таинстве покаяния» в отделе 2 книги святителя Феофана Затворника «Путь ко спасению».

[8] Валентин (Жохов), свящ. Христианское отношение к болезням и врачеванию. М.: Даниловский благовестник, 1996. С. 27-28.

[9] Там же. С. 28.

[10] Пояснения к Таинствам Исповеди и Причастия. СПб.: Сатисъ: Держава, 2007. С. 8.

[11] Там же.

[12] Житие преподобного отца нашего Василия Нового (память 26 марта (8 апреля)) см. в житиях, составленных святителем Димитрием Ростовским.

[13] Там же.

[14] Учение о мытарствах изложено святителем Игнатием (Брянчаниновым) в его книге «Слово о смерти» в главах «Воздушные мытарства» и «Духовное прохождение мытарств во время земной жизни».

[15] Алексий (Уминский), прот. Не навредить // Детская исповедь. 2-е изд. М.: Даниловский благовестник, 2003. С. 20.

[16] Иоанн (Крестьянкин), архим. Опыт построения исповеди. Сергиев Посад: [Сретенский монастырь], 2003. С. 55.

[17] Игнатий (Брянчанинов), свт. Полн. собр. творений. Т. 1: / [сост. и общ. ред. А. Н. Стрижев] /М.: Паломник, 2007. С. 300.

[18] Пояснения к Таинствам Исповеди и Причастия. СПб.: Сатисъ: Держава, 2007. С. 34.

[19] Александр (Семенов-Тян-Шанский), еп. Православный катехизис. М.: [Московская Патриархия], 1990. С. 88.

[20] Там же. С. 87.

[21] Там же.

[22] См. Житие великого старца преподобного Льва в книге «Жития преподобных старцев Оптиной пустныни».

[23] Там же.

[24] Пояснения к Таинствам Исповеди и Причастия. СПб.: Сатисъ: Держава, 2007. С. 35.

[25] Анатолий (Берестов), игумен – доктор медицинских наук, до 1995 года профессор кафедры детской невропатологии Российского государственного медицинского института, руководил Реабилитационным центром для инвалидов, страдающих детским церебральным параличом, сотрудник Российского Православного Университета (Высокопетровский монастырь в Москве), настоятель храма св. преп. Серафима Саровского при Институте трансплантологии, руководитель Реабилитационного душепопечительского центра на Крутицком подворье для лиц пострадавших от занятий оккультизмом, наркомании, игровой зависимости и деятельности тоталитарных сект.

[26] См. «Оккультная болезнь в книге игумена Анатолия (Берестова) «Печать зверя. На пороге третьего тысячелетия».

[27] См. из неизданных писем архимандрита Иоанна (Крестьяникина) на официальном сайте Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря

[28] Там же.

[29] См. «Об удалении от чтения книг, содержащих в себе лжеучение» в книге святителя Игнатия (Брянчанинова) «Аскетические опыты. Том 1».

[30] См. «Антропологическая основа умного безмолвия» в первой части книги иеромонаха Софрония (Сахарова) «Жизнь и учение старца Силуана».

[31] Там же. С. 69.

[32] Там же. С. 10.

[33] Ведущий специалист Душепопечительского православного центра святого праведного Иоанна Кронштадтского.

[34] Документальный фильм «“СИСТЕМА” М.В. Рябко: оккультная изнанка “единственной православной борьбы”»

[35] Актуальная практика Чинов присоединения отпавших от Церкви. С. 69.

[36] Документальный фильм «”СИСТЕМА” М.В. Рябко: оккультная изнанка “единственной православной борьбы”».

[37] http://www.iriney.ru.

[38] Актуальная практика Чинов присоединения отпавших от Церкви. С. 87.

[39] Там же. С. 10.

[40] Там же. С. 123.

[41] Там же. С. 137.

[42] Там же. С. 138.

[43] Там же. С. 138-140.

[44] Там же. С. 140.

[45] Порфирий (Байрактарис, Евангелос, иеромонах; 1906-1991). Житие и слова / Старец Порфирий Кавсокаливит; [пер. с греч. иерея Василия Петрова]. Малоярославец (Калужская обл.): Св.-Никольский Черноостровский женский монастырь, 2006. С. 262.

[46] Там же. С. 263.

[47] См. «Наставления Марка Подвижника о духовной жизни», раздел «К тем, которые думают оправдаться делами, 226 глав», главу 153 в первой томе «Добротолюбия».

[48] См. там же главу 151.

[49] Александр (Семенов-Тян-Шанский), еп. Православный катехизис. М.: [Московская Патриархия], 1990. С. 71.

[50] См. главу «Восход до обета посвятить себя Богу» в отделе 2 книги святителя Феофана Затворника «Путь ко спасению».

[51] Там же.

[52] Георгий (Тертышников), архим. Симфония по творения святителя Феофана, Затворника Вышенского. В 2 кн. К.1. Рязань: Зёрна, 2003. С. 468-469.

[53] См. письмо 36 в книге святителя Феофана Затворника «Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться».

[54] См. «Последование об исповедании», параграф 2 в четвертой части книги архиепископа Вениамина «Новая скрижаль».

[55] См. «Читинская тюрьма» из книги архимандрита Спиридона (Кисляков) «Из виденного и пережитого».

[56] Таисия Леушинская, игум. Келейные записки: автобиография. СПб.: Леушинское подворье, 2004. С. 142-143.

[57] Там же. С. 201.

[58] Там же. С. 143-145.

[59] Великие русские старцы: Жития, чудеса, духов.наставления / [Под общ. ред. игумена Аристарха (Лоханова)]. М.: Трифонов Печенг. Монастырь; “Новая книга”; “Ковчег”, 2000. С. 639.

[60] См. «О жительстве по совету» в книге святителя Игнатия (Брянчанинова) «Приношение современному монашеству».

[61] См. главу «Ученый владыка» в книге архимандрита Тихона (Агрикова) «У Троицы окрыленные» (часть 1).

[62] См. главу «Смирение пред Богом» в книге архимандрита Тихона (Агрикова) «У Троицы окрыленные» (часть 2).

[63] См. главу первую («Таинство покаяния») в книге архимандрита Лазаря (Абашидзе) «Грех и покаяние последних времен».

[64] См. «О покаянии» в книге митрополита Антония Сурожского «Быть Христианином».

[65] См. «О разбойнике покаявшемся» в слове 4 книги преподобного Иоанна Лествичника «Лествица».

[66] Преподобный Иоанн называл этого пастыря «премудрейшим» [Слово 4, параграф 23], «светилом светил», «великим мужем» [Слово 5, параграф 3].

[67] См. «Нерчинская каторга» из книги архимандрита Спиридона (Кислякова) «Из виденного и пережитого».

[68] См. слово 4, параграф 46 книги преподобного Иоанна Лествичника «Лествица».

[69] Во отоце океана моря…: Путеводитель по Соловецкой обители и ее скитам / [авт. – сост. М.В. Осипенко]. М.: Спасо-Преображенский Соловецкий ставропигиальный мужской монастырь, 2005. С. 56.

[70] См. главу «Михаил» из книги «Отец Арсений».

Приложение. О том, как блаженная Феодора проходила воздушные мытарства [1]

Здесь приводится та часть жития преподобного Василия Нового, в которой рассказывается о смерти блаженной Феодоры и о прохождении ею посмертных мытарств.

О том, что такое мытарства и о том, как готовиться с помощью этого повествования к исповеди, см. «Готовиться к исповеди можно с помощью повествования о том, как блаженная Феодора проходила мытарства» (часть1).

Ведя речь о смерти и мытарствах, стоит обратить внимание на одну из сносок жития. В сноске пишется, что «представленное здесь описание смерти очень образно и чувственно и, конечно, не должно быть понимаемо в буквальном смысле. Здесь чувственное и грубо-образное нужно понимать, насколько возможно для нашего ума, в таинственном и духовном смысле».

То есть реалии загробного мира не поддаются адекватному описанию с помощью человеческого языка. Здесь главными факторами являются и его скудость, и ограниченность нашего восприятия. Реалии потустороннего мира решительным образом отличаются от того, с чем нам приходится иметь дело во время нашей земной жизни. Поэтому духовные писатели используют образы, доступные нашему восприятию. Используя эти аналогии, мы хотя бы немного может представить то, что нас ожидает.

Когда блаженная Феодора перешла в загробный мир, то о ее судьбе задумался ученик того же святого по имени Григорий. Ему захотелось узнать, какова была посмертная участь блаженной. Григорий просил своего наставника, преподобного Василия, рассказать о Феодоре. Григорий верил, что для Василия участь ученицы не является тайной. Василий же стал молиться Богу, чтобы Григорию было открыто то, что он хотел узнать.

И вот, Григорий был удостоен видения. Он увидел Феодору в одной из райских обителей. Побеседовав с ней, он спросил ее о том, как разлучилась она с телом? Что она видела по своей кончине?

«Чадо Григорий! – начала свой рассказ блаженная. О страшной вещи спрашиваешь ты меня, о которой даже ужасно и вспоминать. Видела я лица, которые никогда не видала ни раньше, ни после, слышала речения, которых никогда не слыхала до того. И что я расскажу тебе? Тогда предо мною предстало всё то лютое и греховное из дел моих, о чем я позабыла было, но молитвами и помощью отца нашего, преподобного Василия, все это не было вменено мне и не удержало меня от входа в эту обитель. И что я скажу тебе, чадо, о болезни телесной, о жесточайших страданиях, которые претерпевают умирающие? Подобно тому, как если кто-нибудь брошенный в сильный пламень горя, как бы истаивает и обращается в пепел, так и болезнь смертная разрушает человека. Воистину люта смерть для подобных мне грешников, ибо истину говорю тебе, что и я была делательницею грешных дел, праведных же дел своих я совершенно не помню.

Когда я приблизилась к концу жизни моей и настал час разлучения души от тела, увидела я множество эфиопов [2], стоявших вокруг одра моего; лица их были черные, как сажа и смола, очи горели, как угли огненные, и весь вид их был столь же страшен, как вид огненной геенны. И начали они производить шум и смятение: одни ревели, как скоты и звери, другие лаяли, как псы, некоторые выли, как волки; при этом все они, с яростью смотря на меня, грозили мне, набрасывались на меня, скрежеща зубами, и хотели тут же поглотить меня. Приготовляли они и хартии [3] как бы в ожидании судьи некоего, имеющего прийти туда, и развертывали свитки [4], на которых были написаны все злые дела мои. И была убогая душа моя в великом страхе и трепете. Тогда претерпевала я не только муки смертные, происходившие от разлучения души с телом, но также жесточайшие страдания от видения тех страшных эфиопов и грозной ярости их, и это было для меня как бы другою смертью, более тяжкою и лютою. Я старалась отвращать взор мой от видения то в одну сторону, то в другую, чтобы не видеть мне страшных эфиопов, не слышать голосов их, – но никак не могла избавиться от них, – ибо везде было их бесчисленное множество, и не было никого, кто бы помог мне.

Уже изнемогая совершенно от таких страданий, я вдруг узрела двух светоносных ангелов Божиих, которые явились ко мне в образе прекрасных юношей, красоты коих описать невозможно. Лица их были светлее солнца, очи ласково взирали на меня, волосы на головах были белы, как снег, вокруг голов разливалось златовидное сияние, одежда у них блистала как молния и была на груди крестообразно опоясана золотыми поясами. Приблизившись к одру моему, они стали направо от меня, тихо беседуя друг с другом. При виде их я возрадовалась и смотрела на них с умилением сердечным. Черные же эфиопы, увидев их, содрогнулись и отступили подальше. И вот один светоносный юноша гневно сказал им:

– О бесстыдные, проклятые, мрачные и злобные враги рода человеческого! Зачем вы всегда поспешаете преждевременно к умирающим и своим бесстыдным шумом устрашаете и смущаете всякую душу, разлучающуюся с телом? Но теперь прекратите свою радость, так как здесь вы не приобретете ничего. Вам нет какой-либо части в сей душе, потому что с нею Божье милосердие.

При таких словах светлого юноши эфиопы тотчас же взволновались и начали с криками показывать написания злых дел моих, соделанных от юности.

– Как так мы не имеем в ней части? А эти грехи чьи? Не она ли соделала это и это?

Так говоря, они стояли в ожидании смерти.

И вот пришла смерть, рыкая как лев; вид ее был очень страшен, она имела некоторое подобие человека, но тела совсем не имела и была составлена из одних только обнаженных костей человеческих. С собою она несла различные орудия мучений: мечи, стрелы, копья, косы, серпы, железные рога, пилы, секиры, тесла [5] и иные орудия неизвестные. Увидев все это, смиренная душа моя затрепетала от страха; святые же ангелы сказали смерти:

– Что медлишь? Разреши душу сию от уз плотских, скоро и тихо разреши, ибо она не имеет много греховных тяжестей.

Тотчас же смерть приступила ко мне, взяв секиру, отсекла сперва ноги мои, потом руки, затем при посредстве другого орудия все остальные части моего тела разрушила и члены от составов отделила. И не имела я ни рук, ни ног, и все тело мое омертвело. Смерть же взяла и отсекла голову мою, так что я не могла повернуть головою, и она была мне чужою. После всего смерть сделала раствор в чаше и приподнеся его к моим устам, напоила меня. И столь горек был раствор тот, что душа моя, не имея сил стерпеть горечи, содрогнулась и вышла из тела, как бы насильно оторванная от него. Святые ангелы тотчас же приняли ее на руки свои. Взглянув назад, я увидела тело мое, лежащее бездушным, бесчувственным и недвижным. Совлекши его, как совлекают одежду, я смотрела на него с безмерным удивлением [6]. В это время бесы, явившиеся в образе эфиопов, обступили ангелов, державших меня, и начали вопить, показывая написания грехов моих:

– Множество грехов имеет душа эта, – поэтому пусть даст она ответ пред нами.

Святые ангелы начали тогда отыскивать в жизни моей добрые дела, и с помощью Господа Бога, благодатью Коего я творила добро, обрели их. Они приводили на память все, что только я творила доброго, – когда давала милостыню убогим, когда накормила алчущего, или напоила жаждущего, или одела нагого, или приводила в дом странника и упокоивала его, или служила святым, когда я посещала больного или заключенного в темницу и помогала им; они припоминали, когда я с усердием приходила в церковь и с умилением, и сердечным сокрушением молилась там, слушая со вниманием пение и чтение церковных молитв и песнопений, когда приносила в церковь фимиам и свечи или иное какое-нибудь приношение, или вливала деревянное масло в лампады, чтобы они теплились пред иконами, и с благоговением лобызала самые честные иконы; они приводили на память, когда я воздержанно проводила время и когда по средам и пятницам и во все святые посты постилась, и сколько творила поклонов и простаивала нощных бдений; они указывали на то, как я сокрушенно стенала о грехах своих и плакала иногда о них по целым ночам, как исповедовала грехи свои Богу и с сокрушением каялась в них пред духовным отцом своим, удовлетворяя своим сокрушением и сердечным раскаянием Правде Божией; они припоминали все, что я творила доброго ближним моим, как я на враждующих против меня не гневалась, как терпеливо сносила всякую досаду и укоризну себе, не помнила зла и воздавала за зло добром, как я при нападках людей на меня смирялась, как я болела сердцем и скорбела о чужой беде, как подавала кому-нибудь руку помощи или споспешествовала кому-либо в добром деле, или отвращала его от зла; припоминали они, что я отвращала очи свои от суеты, удерживала язык свой от клятвы, лжи, клеветы и всяких суетных слов; все это и все другие малейшие добрые дела мои святые ангелы собирали, готовясь положить их на весы против моих злых дел. Эфиопы же, видя это, скрежетали на меня зубами, желая похитить меня из рук ангельских и низвести на самое дно ада.

В это время неожиданно явился там преподобный отец наш Василий и сказал святым ангелам:

– Властелины мои, сия душа много послужила мне, угождая моей старости: я молился Богу о даровании мне ее, и Господь ниспослал мне сию душу.

Сказав это, он вынул из-под одежды своей мешок, чем-то наполненный (думаю, что в нем было одно чистое золото), и дал его святым ангелам, сказав при этом:

– Когда вы будете проходить воздушные мытарства [7] и лукавые духи начнут истязать душу сию, вы искупите ее этим от долгов ее. Благодатью Божьею я богат и много собрал сокровищ трудами и потом своим – и вот я дарю мешок душе сей, послужившей мне.

После этих слов он отошел. Лукавые же бесы, видя это, пришли в недоумение, а затем, огласив воздух плачем, скрылись.

Между тем угодник Божий Василий снова пришел и принес с собою много сосудов чистого елея и мира многоценного; открывая сосуды один за другим, он возливал елей и миро на меня, так что я исполнилась духовного благоухания, и вместе с тем изменилась, и стала светлым существом.

Преподобный же Василий снова сказал святым ангелам:

– Владыки мои, после того как совершите все необходимое для души сей, введите ее в уготованную мне от Господа обитель, и пусть она пребывает там.

Сказав это, святой стал невидим; ангелы же взяли меня и понесли по воздуху на восток [8].

Когда мы поднимались от земли к высоте небесной, нас встретили сначала воздушные духи первого мытарства [9], на котором судят за грехи языка, за всякое слово праздное, бранное, бесчинное скверное. Тут мы остановились, и бесы вынесли к нам свитки, на которых были написаны все легкомысленные слова, сказанные мною от юности, – все, что я говорила неразумного и скверного, особенно же кощунствованные и смехотворные речи, которые я допускала произносить в юности, как это бывает у многих. Предстали предо мною там все мирские бесстыдные песни, которые я пела когда-то, все бесчинные восклицания мои, все мои легкомысленные речи, и бесы обличали меня всем тем, указывая времена, места и лица, когда, где и с кем я предавалась суетным беседам и прогневляла словами моими Бога, не вменяя себе того в грех и не исповедываясь в том пред отцом духовным. Видя все это, я молчала, как безгласная, потому что не имела что-либо сказать лукавым духам: они обличали меня вполне справедливо, и я удивлялась, как они ничего не забыли; ибо много лет прошло с тех пор, как все эти грехи были соделаны мною, и я давно забыла о них и никогда не помышляла о содеянном в уме своем; они же приводили все слова мои, как будто они были только что произнесены мною, все подробно и до тонкостей припоминая, как оно и было в действительности. И когда я со стыдом молчала, в то же время трепеща от страха, святые ангелы в противовес тем грехам моим представили нечто из моих добрых дел, содеянных в последние годы жизни моей, а так как они не могли перевесить тяжести грехов моих, то недостаток восполнили из того, что было даровано преподобным отцом моим Василием. Так они искупили меня и понесли выше.

Тут мы приблизились к другому мытарству, называемому мытарством лжи, на которой истязуется всякое ложное слово, особенно клятвопреступления, призывания имени Божия всуе, лжесвидетельства, нарушение обетов, данных Богу, неполное исповедание грехов и тому подобное. Духи этого мытарства весьма яры и свирепы, – они испытывали меня весьма настойчиво, не упуская ни одной подробности. И была я обличена от них в двух грехах: именно в том, что иногда в некоторых малых вещах допускала себе лгать, не вменяя того во грех, а также и в том, что многократно, стыдясь грехов своих, приносила духовному отцу своему неполную исповедь. Что же касается клятвопреступления и лжесвидетельства, то этих грехов, благодатно Христовою, не нашлось у меня. Все же бесы торжествовали по поводу найденных во мне грехов лжи и уже хотели меня похитить из рук ведших меня ангелов, но те, положив нечто из моих добрых дел против грехов тех, а недостающее восполнив из дарованного преподобным Василием, выкупили меня и беспрепятственно понесли выше.

После того достигли мы третьего мытарства, которое называется мытарством осуждения и клеветы. Удержанная там, я увидела, сколь тяжек грех оклеветать кого-либо, обесславить, похулить, а также надсмеяться над чужими пороками, забывая о своих. Всех, кто предается власти этого греха, жестоко истязают злые духи, как своего рода антихристов, предвосхитивших власть Христа, имеющего прийти судить людей, и сотворивших себя судьями ближних своих, в то время как сами они более достойны осуждения. Но во мне, благодатью Христовою, немного могли найти что-либо из таких грехов, ибо я строго блюла себя во все дни жизни моей, заботясь о том, чтобы ни осудить, ни оклеветать кого-либо, ни посмеяться над кем, ни похулить кого; и если иногда приходилось мне слышать, как кто-нибудь осуждал другого, то я мало внимала осуждающему, и если прибавляла что от себя в этом разговоре, то только такое, что не могло послужить ближнему в вящую обиду, да и тогда тотчас же останавливалась, зазирая себя за это немногое. Однако и такие провинности были истязателями поставлены во грех мне. Но святые ангелы искупили меня дарованным от святого Василия и стали подниматься со мною выше.

И дошли мы до четвертого мытарства, называемого мытарством чревоугодия. Злые духи этого мытарства тотчас же выбежали к нам навстречу, радуясь, как будто приобрели что-либо. Они были весьма отвратительны видом своим, изображая собою всю мерзость чревоугодия и пьянства; при этом одни из них держали блюда и сковороды с яствами, другие же – чаши и кружки с питьем, – и я увидела, что пища та и питье были подобны смердящему гною и нечистым испражнениям. Бесы же, держащие то и другое, имели вид пресыщенных и пьяных; они скакали с различными гудками и делали все то, что обычно творят пьяницы и пирующие, ругаясь над душами приводимых к ним грешников. Преградив нам путь и обойдя нас, как псы, они тотчас же выставили на вид все мои прошлые грехи чревоугодия, когда я предавалась излишеству в пище и питии и ела чрез силу и без всякой нужды, когда я, как свинья, приступала утром к еде без молитвы и крестного знамения, или же когда постом садилась за стол раньше, чем это дозволяли правила церковного устава. Представили они также чаши и сосуды, на коих я упивалась, предаваясь пьянству, и даже указывали число выпитых чаш, говоря:

– Столько чаш испила она на таком-то пиру и с такими-то людьми; в другое же время и в другом месте столькими-то чашами упилась она до беспамятства; сверх того она столько-то раз пировала при звуке свирелей и других музыкальных орудий, предаваясь пляске и песням, и после таких пиров ее с трудом приводили домой; так она изнемогала от безмерного пьянства.

Представляя все такие и подобные им чревоугодия, бесы торжествовали и радовались, как будто уже имели меня в своих руках, и уже готовились схватить меня и низвести на дно ада. Я же трепетала, видя себя обличаемой ими и не имея что ответить им. Но святые ангелы, взяв немало от дарованного преподобным Василием, положили за меня выкуп. Бесы, увидев это, пришли в смятение и возопили:

– Горе нам, ибо погиб труд наш, погибла надежда наша.

С этими словами они стали бросать в воздух хартии, в которых были написаны мои грехи. Я же, видя это, веселилась и беспрепятственно шла оттуда. Поднимаясь со мною выше, ангелы стали так беседовать друг с другом:

– Поистине великую помощь имеет душа эта от угодника Божия Василия: если бы его труды и молитвы не помогали ей, великую нужду претерпела бы она, переходя чрез воздушные мытарства.

Тогда, возымев дерзновение, я сказала святым ангелам:

– Владыки мои, думаю я, что никто из живущих на земле не знает, что бывает здесь и что ожидает грешную душу после ее смерти.

Святые ангелы ответили мне:

– Разве не свидетельствуют о всем, что здесь бывает, божественные писания, постоянно читаемые в святых церквах устами священнослужителей? Но пристрастившиеся к земной суете пренебрегают всем этим, поставляя всю сладость жизни в вседневном объедении и пьянстве: каждый день они едят без меры и упиваются, отложив страх Божий; и имея у себя чрево вместо Бога, они совершенно не помышляют о будущей жизни и не помнят Слова Божия, которое говорит: «Горе вам, пресыщенные ныне, ибо будете голодны. Горе вам, смеющиеся ныне, ибо восплачете и возрыдаете» (Лк 6. 25). Они маловерно думают, что все, что говорится в Божественном писании, суть басни, и пренебрегают написанным, “пируя с тимпанами” [10], подобно евангельскому богачу, “и каждый день пиршествовали блистательно” (Лк 16.19). Впрочем, те из них, которые милосердны к бедным, благодетельствуют нищим и убогим и помогают требующим помощи, те получают от Бога прощение грехов своих и беспрепятственно проходят мытарства, ради своей милости, ибо священное писание говорит: “милостыня от смерти избавляет” (Тов 4. 10). Таким образом, творящие милостыню получают жизнь вечную; тем же, кто не старается милосердием очистить грехи свои, невозможно избегнуть сих испытаний, и их похищают мрачные мытари, которых ты видела; подвергая сии души жестоким мучениям, они низводят их в самые преисподние места ада и держат там в узах до страшного суда Христова. Тебе также трудно было бы избегнуть этой участи, если бы ты не получила искупления от дарованного тебе преподобным Василием.

Так беседуя, мы достигли пятого мытарства, называемого мытарством лености, в котором испытываются все дни и часы, проводимые в праздности, и истязаются тунеядцы, живущие чужим трудом, сами же ничего не делающие, а также наемники, получающие вознаграждение за дело, которое как следует не исполняют. В этом же мытарстве подвергаются истязаниям и те, которые не воздают хвалу Богу и ленятся в праздничные и воскресные дни ходить к утрене, к литургии и к иным службам Божиим. Испытуется там также уныние и небрежение о душе своей, и всякое проявление того и другого строго взыскивается, так что весьма многие люди мирского и духовного чина низвергаются с этого мытарства в пропасть. На этом мытарстве и я подвергнута была многим испытаниям, и невозможно мне было бы быть свободной от долгов его, если бы скудость моя не была исполнена дарованным от преподобного Василия, чем я была искуплена и чрез это получила свободу.

После того шли мы мытарством татьбы. На нем мы также были остановлены, но, дав там немногое, скоро миновали его, ибо не нашлось на мне никакого греха татьбы, кроме совершенного мною небольшого проступка в детстве по неразумию.

Оттуда мы пришли в мытарство сребролюбия и скупости, но и то скоро миновали. Ибо, при содействии Господа Бога, я не радела о многом стяжании и не была сребролюбивой, но довольствовалась тем, что посылал мне Господь, не была я также и скупой, но что имела, усердно подавала нуждающимся.

Поднимаясь выше, встретили мы мытарство лихвы, где испытываются всевозможные лихоимцы и грабители, а также все дающие серебро свое в лихву и приобретающие богатства беззаконными средствами. Злые духи этого мытарства, усердно исследовав все обо мне, ничего не нашли, в чем бы я была повинна, и от ярости скрежетали на меня зубами своими. Мы же пошли выше, благодаря Господа Бога.

После того мы достигли мытарства неправды, на котором подвергаются истязаниям все неправедные судьи, берущие мзду и оправдывающие виновных, невинных же осуждающие. Там же истязуются: удержание платы наемным рабочим, всякая неправильность в весах у торговцев и взыскивается всякая неправда. Но мы, благодатью Христовою, прошли то мытарство без особых препятствий, мало что давши мытарям.

Также благополучно миновали мы следовавшее затем мытарство зависти, ничего не дав там, потому что я никому не завидовала. На этом мытарстве испытывали также грехи вражды и ненависти, но я, благодатью Христовою, и в этих грехах оказалась неповинною. Видя это, бесы пришли в ярость и скрежетали на меня, но я не боялась их и с радостью поднималась выше.

Подобным же образом прошла я и мытарство гордости, где надменногордые духи взыскивают грехи тщеславия, самомнения и величания. Там прилежно истязуются и те, кто оказывал непочтения и неповиновения родителям, или старейшинам, получившим власть от Бога, а также прочие грехи гордости и самомнения. Там мы положили очень немногое из дарованного преподобным Василием, и я сделалась свободною.

Тогда достигли мы мытарства гнева и ярости, но и там, хотя и свирепы были воздушные истязатели, однако не много от нас получили, и мы пошли дальше, радуясь о Господе Боге, спасающем мою грешную душу молитвами преподобного отца моего святого Василия.

После того дошли мы до мытарства злобы, на котором немилосердно истязуются держащие злобу на ближнего и воздающие злом за зло и затем низводятся злобными духами в тартар [11]. Но милосердие Божие и там помогло мне; ибо я не держала злобы ни на кого, не помнила зла по поводу содеянных мне неприятностей, но имела ко всем враждующим ко мне незлобие и по силе моей проявляла любовь к ним, побеждая благим злое. Таким образом, никакого греха злобы не нашли на мне на этом мытарстве, так что бесы от ярости рыдали, видя, что душа моя свободно отходит от них; мы же стали подниматься дальше, радуясь о Господе.

Восходя выше и выше, я спросила ведших меня святых ангелов:

– Умоляю вас, владыки мои, скажите мне: откуда известно страшным воздушным властям о каждом злом деле всех людей, живущих в мире, как напр. о моих злых делах, и притом не только о тех, которые явно сотворены, но даже и о тех, которые содеяны тайно!

И сказали мне святые ангелы:

– Всякий христианин от святого крещения приемлет от Бога данного ему ангела-хранителя, который, невидимо храня человека, днем и ночью наставляет его на всякое благое дело во все время жизни его до самого смертного часа и записывает все добрые дела его, в течение всей жизни творимые, чтобы в награду за них человек мог получить от Бога милость и вечное воздаяние в небесном царствии. Точно также и князь тьмы, желающий привлечь человеческий род к своей погибели, приставляет к человеку одного из лукавых духов, который постоянно следуя за человеком, следит за всеми злыми делами его, творимыми от юности, своими кознями соблазняет его на преступные деяния и записывает все, что человек сотворил злое. Затем, отходя к мытарствам, сей лукавый дух вписывает каждый грех в соответственное ему мытарство, почему и осведомлены воздушные мытари о всех грехах, творимых людьми. И вот когда душа какого-либо человека разлучится от тела и станет отходить к Создателю Своему в небесные селения, то лукавые духи, стоящие при мытарствах, преграждают ей путь, показывая все записанные грехи ее. И если в ней найдется более добрых дел, чем грехов, то бесы не будут в силах удержать ее. Если же в ней более отыщется грехов, нежели добрых дел, то бесы на время удерживают ее и заключают как бы в темнице, где, по попущению Божию, и мучают ее, пока душа та воспримет искупление от мук их по молитвам церкви и чрез милостыню, творимую в память ее ближними ее. Если же какая-либо душа окажется столь грешна и мерзостна пред Богом, что у нее не будет никакой надежды на спасение и будет ожидать ее вечная погибель, то такую душу бесы тотчас же низвергают в бездну, в которой уготовано место вечных мучений и для них самих, и в этой бездне держат ее до второго пришествия Господня, после коего она должна мучиться вечно в геенне огненной [12] вместе с телом.

Нужно еще и то заметить, что сим путем восходят и такие истязания принимают только те, кто просвещены верою и святым крещением. Неверные же язычники, сарацины [13] и все вообще иноверцы этим путем не идут. Еще будучи живы телом, они душою уже мертвы, погребены во аде; потому, когда они умирают, бесы тотчас же, без великого испытания, берут души их, как по праву принадлежащие им, и низводят в пропасти ада.

Когда ангелы все это возвещали мне, мы вошли в мытарство убийства, в котором испытывается не только разбой, но и всякая рана, всякий удар, нанесенный куда-либо, по плечам или по главе, а также всякие заушения или толчки, сделанные во гневе. Все это на мытарстве том тщательно испытывается и на весы полагается; но мы благополучно миновали его, немного положив для выкупа.

Также миновали мы и мытарство чарований, отравлений наговорными травами и призываний бесов с целью волшебства. Духи этого мытарства были подобны четвероногим гадам, скорпионам [14], змеям, ехиднам [15] и жабам, и зрак их был весьма страшен и мерзок. Но там, благодатию Христовою, не нашлось на мне никакого греха, и мы тотчас прошли мытарство, ничего не дав злым мытарям. В ярости они кричали на меня и говорили:

– Вот ты придешь на мытарство блуда. Посмотрим, как ты избегнешь его?

Когда же мы поднимались выше, то я спросила ведших меня святых ангелов:

– Владыки мои, все ли христиане проходят эти мытарства, и нельзя ли человеку пройти их без всякого истязания и страшных мучений?

Святые ангелы ответили мне:

– Для душ верных иного пути, возводящего к небу, нет, и все грядут этим путем, но не все подвергаются таким истязаниям, каким подвергалась ты, но только подобные тебе грешники, которые несовершенную исповедь грехов своих совершали пред духовным отцом, стыдясь беззаконных дел своих и утаивая многие из них. Если же кто искренно и по правде, не утаивая ничего, исповедует все дела свои и с сердечным сокрушением кается во всех соделанных им прегрешениях, то грехи такого человека, по милосердию Божию, невидимо изглаждаются, и когда душа его грядет по мытарствам, воздушные истязатели, разогнув свои книги, не находят в них никаких рукописаний ее грехов и не могут сделать ей никакого зла, так что душа та беспрепятственно и в веселии восходит к престолу благодати. И ты, если бы сотворила совершенную исповедь и покаялась бы во всех грехах твоих, не претерпела бы таких грозных истязаний на мытарствах. Но теперь тебе помогло то, что ты давно уже перестала творить смертные грехи и добродетельно проводила последние годы жизни твоей, особенно же помогли тебе молитвы преподобного отца твоего Василия, которому ты долго и усердно служила.

Так беседуя, дошли мы до мытарства блуда, на котором истязуется всякое любодеяние, всякая блудная мысль и мечтание, а также страстные прикосновения и любострастные осязания. Князь этого мытарства восседал на престоле своем, облаченный в одежду скверную и смрадную, окропленную кровавою пеною, и множество бесов предстояло ему. Видев меня, дошедшею до них, они много дивились, а затем, вынеся написания блудных дел моих, обличали меня, указывая, с кем, когда и где я грешила во время юности моей. И не имела я ничего, чтобы возразить им, и от страха трепетала, исполнившись стыда. Тогда ангелы сказали бесам:

– Но ведь она уже много лет не творила блудных дел и постнически, в чистоте и воздержании, прожила все последние годы своей жизни.

Бесы ответили им:

– Знаем, что она давно уже отстала от блудного греха, но все же она принадлежит нам, потому что не совершенно и не вполне искренно каялась пред своим духовных отцом в содеянных раньше грехах, многое утаивая от него; а потому или оставьте ее нам, или выкупите ее добрыми делами.

Ангелы положили им многое от добрых дел моих и еще больше от дарования преподобного Василия, и, едва избавившись от лютой беды, я была унесена оттуда.

После того мы достигли мытарства прелюбодеяния, в котором истязуются грехи живущих в супружестве и не соблюдающих супружеской верности, но оскверняющих свое ложе, а также всевозможные похищения девственниц с целью растления их и всякие блудодейственные насилия. Здесь же истязуются падения и тех, кто посвятил себя Богу и дал обет соблюдать жизнь свою в чистоте и девстве, но потом не сдержал этого обета. На этом мытарстве и я была обличена как прелюбодеица и не имела ничего, чтобы сказать в свое оправдание, так что немилосердные истязатели, скверные и нечистые духи уже намеревались похитить меня из рук ангельских и низвести на дно ада. Но святые ангелы вступили в спор с ними и представили все последующие труды мои и подвиги; и таким образом искупили меня всеми оставшимися добрыми делами моими, которые положили там все до последнего, оставив вместе с тем и весьма многое из дарованного преподобным Василием. Все это они возложили на весы против моих беззаконий и, взяв меня, понесли далее.

Тут мы приблизились к мытарству содомских грехов, на котором истязуют противоестественные грехи мужчин и женщин, мужеложство и скотоложство, кровосмешение и иные тайные грехи, о которых стыдно и вспоминать. Князь этого мытарства имел весьма скверный и безобразный вид и весь был покрыт смрадным гноем; слуги его во всем были подобны ему: смрад их был весьма нестерпимый, вид мерзкий и страшный, ярость и лютость чрезмерная. Увидев нас, они поспешно вышли навстречу и обступили нас, но не найдя во мне, по милости Божией, ничего, за что бы могли привлечь к суду своему, со стыдом отбежали; мы же с радостью пошли далее.

Поднимаясь выше, ангелы сказали мне:

– Вот ты, Феодора, видела страшные и мерзкие мытарства блудных дел. Знай, что немногие души проходят эти мытарства беспрепятственно, так как мир во зле лежит [16], люди же весьма слабы и от юности пристрастны к любодейным грехам. Мало, очень мало людей, умерщвляющих свои плотские похоти, и посему редко кто эти мытарства проходит свободно и беспрепятственно; напротив, весьма много таких людей, которые, дошедши до этого мытарства, здесь погибают, ибо истязатели блудных дел похищают пристрастных к любодеянию людей и низвергают во ад, подвергая их жесточайшим мукам. Князи блудных мытарств даже похваляются, говоря: «Мы одни более всех других мытарей воздушных пополняем число низвергнутых на дно ада, которые таким образом как бы вступают в родство с нами, подвергаясь одинаковой с нами участи». Посему, Феодора, ты возблагодари Бога за то, что, молитвами преподобного отца твоего Василия, миновала эти мытарства и больше не испытаешь какого-либо зла и не будешь знать страха.

Между тем мы подошли к мытарству ересей, где истязуются неправые мудрования о вере, отступления от православного исповедания веры, неверие, сомнения в истинах богооткровенного учения, хулы на святыню и тому подобные грехи. Это мытарство я миновала без всякого испытания и была уже недалеко от врат в небесное царствие.

Наконец, встретили нас злобные духи последнего мытарства, называемого мытарством жестокосердия. Истязатели этого мытарства весьма жестоки и люты, но особенно лют князь их, имеющий весьма унылый и скорбный вид, дышащий огнем ярости и немилосердия. На мытарстве том без всякой милости испытываются души немилосердных. И если кто-нибудь хотя и совершит многие подвиги, будет постоянно соблюдать посты и усердно молиться, а также сохранит неоскверненною чистоту свою, но при этом окажется немилостивым и затворит сердце свое для ближнего, тот низвергается оттуда в ад и заключается в бездне, и таким образом сам остается лишенным милости [17]. Но мы и это мытарство, благодатью Христовою, миновали без особых препятствий, благодаря молитвам преподобного Василия, даровавшего нам от своих добрых дел многое для моего искупления.

Так миновав все страшные мытарства, мы с радостью великою приблизились к самым вратам небесного царствия. Были эти врата подобны светлому кристаллу и от них исходило неизреченное сияние; у врат стояли световидные юноши, которые, видя меня несомою руками ангельскими, исполнились веселия, радуясь, что я избавилась воздушных мытарств, и с любовью встретив нас, ввели чрез врата, внутрь небесного царствия. И что я там видела и слышала, о чадо Григорие, – продолжала блаженная Феодора, – о том невозможно рассказать подробно! Видела я, что «око человеческое не видело, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человека» (1 Кор 2. 9). Наконец, предстала я пред престолом Божественной славы, окруженным серафимами, херувимами и множеством небесных воинов, неизреченными песнями всегда славящих Господа. Тут я, падши, поклонилась невидимому и неведомому Богу. И воспели небесные силы сладкозвучную песнь, прославляя Божественное милосердие, которое не могут препобедить никакие грехи человеческие. От престола же славы Божией в это время раздался глас, повелевающий ведшим меня святым ангелам показать мне все райские обители святых и все мучения грешников, и потом водворить меня в обитель преподобного Василия. И водили меня святые ангелы всюду, так что я видела множество прекрасных селений и обителей, исполненных славы и благодати, – обителей, которые были уготованы любящим Бога. Видела я там обители апостольские, пророческие, мученические, преподобнические и другие, особые для каждого чина святых. Каждая обитель была неизреченной красоты, широтою и длиною равнялась, сказала бы я, Царьграду, но при этом отличались несравненно большею красотою, имея много светлых палат нерукотворных. Всюду в обителях тех раздавался глас радости и веселья духовного и видны были лики веселящихся праведников, которые, видя меня, радовались о моем спасении, с любовью встречали меня и лобызали, восхваляя Господа, избавившего меня от сетей вражьих. Окончив обхождение райских обителей, я низведена была в преисподние земли [18] и видела страшные и нестерпимые муки, во аде грешникам уготованные. Показывая их, святые ангелы говорили мне:

– Смотри, Феодора, сколь жестоких мук избавил тебя Господь, молитвами святого угодника Своего Василия.

Обходя пропасти ада, я слышала и видела там плач, вопль и горькое рыдание пребывающих в тех муках. Одни из них вопияли: «о, горе нам»; другие воздыхали: «увы, как тяжко нам!»; третьи проклинали день рождения своего.

После всего ведшие меня ангелы привели меня в обитель преподобного Василия, которую ты видишь, и водворили меня здесь, сказав:

– Ныне преподобный Василий память о тебе творит.

И поняла я, что пришла в это место успокоения в сороковой день по разлучении моем от тела [19].

Все это преподобная Феодора поведала Григорию в сонном видении и показала ему красоту обители, в которой она находилась, и все духовные богатства ее, собранные многими трудами, и потом блаженного отца Василия.

Здесь окончилось видение. По окончании его Григорий воспрянул от сна и много размышлял, удивляясь виденному и слышанному от блаженной Феодоры. Поутру же он пошел к преподобному Василию, чтобы получить от него обычное благословение. Преподобный спросил его:

– Чадо Григорий, где ты был в эту ночь?

Он же, как будто ничего не ведая, ответил:

– Спал, отче, на постели моей.

Старец сказал на это:

– Знаю, что телом ты почивал на постели, духом же ты был в ином месте. Или ты забыл, что открыл тебе Бог этою ночью в сонном видении? Вот ты получил, что так сильно желал: видел Феодору, слышал о переходе ее в будущую жизнь от нее самой и был в обители моей, которая, по благодати Христовой, уготована мне ради малых трудов моих. Таким образом, ты созерцал все, что желал знать.

Услышав такие слова, Григорий познал, что сон его был не ложным мечтанием, но действительным откровением от Бога, исходатайствованным молитвами преподобного; тогда, возблагодарив Бога, он поклонился духовному отцу своему, после чего получил от него приличное случаю наставление».

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней Св. Димитрия Ростовского: Репр. изд. Кн. 7: Март. М.: Ставрос, 2004. С. 530-550.

[2] Эфиопами назывался первоначально народ, обитавший на юго-востоке от Египта в стране, соответствовавшей теперешней Абиссинии, и отличавшийся черным цветом кожи. Впоследствии христианские писатели стали называть эфиопами мрачных духов злобы, которые часто изображались на памятниках церковного искусства в виде черных людей.

[3] Хартия – бумага, листок.

[4] Свитком обыкновенно назывался тонкий сверток исписанного с обеих сторон длинного пергаментного листка; при чтении он постепенно развертывался, а потом свертывался по-прежнему.

[5] Тесло – плотническое орудие, род топора и струга.

[6] Представленное здесь описание смерти очень образно и чувственно и, конечно, не должно быть понимаемо в буквальном смысле. Здесь чувственное и грубо-образное нужно понимать, насколько возможно для нашего ума, в таинственном и духовном смысле.

[7] Разумеются нечистые духи, стоящие при воздушных мытарствах. О мытарствах см. ниже.

[8] Восток представляется в Cвящ. писании страною света, символом царствия Христа, который называется Востоком свыше, тогда как запад является синонимом царства тьмы и мрака, царства сатаны.

[9] Мытарства – нечто вроде застав или таможен, которые встречают на своем пути души умерших людей, возносясь к Престолу Небесного Судии. При них стоят духи злобы и взимают со всякой души, повинной в известном грехе, своего рода пошлину или выкуп, состоящий в предоставлении им на вид противоположного этому греху доброго дела. Названия мытарства и мытари заимствованы из истории еврейской. Мытарями у евреев назывались лица, назначаемые римлянами для сбора податей. Они обыкновенно брали на откуп собирание этих пошлин и употребляли всевозможные меры, не пренебрегая даже истязаниями, чтобы извлечь для себя наибольшей выгоды. Мытари стояли при особых таможнях, или заставах, собирая с провозимых товаров пошлины. Заставы эти назывались мытницами, мытарствами. Христианские писатели это название перенесли и на места воздушных истязаний, при которых восходящие к престолу Небесного Судьи души задерживаются злыми духами, старающимися уличить их во всевозможных грехах и чрез это низвести во ад. Сущность учения о мытарствах заключается в слове св. Кирилла Александрийского († в 444 г.) о исходе души, помещаемом обыкновенно в Следованной Псалтыри. «При разлучении души нашей с телом, – говорится здесь, – предстанут пред нами, с одной стороны, воинства и силы небесные, с другой – власти тьмы, воздушные мытареначальники, обличатели наших дел. Узрев их, душа содрогнется, вострепещет, и в смятении и ужасе будет искать себе защиты у ангелов Божиих; но и будучи принята ангелами, и под кровом их протекая воздушное пространство и возносясь на высоту, она встретит различные мытарства, кои будут преграждать ей путь в царствие, будут останавливать и удерживать ее стремление к оному. На каждом из сих мытарств востребуется отчет в особенных грехах… Каждая страсть, всякий грех будут иметь своих мытарей и истязателей. При том будут присутствовать и божественные силы и сонм нечистых духов, и как первые будут представлять добродетели души, приговору невидимого Судии демонами в их мрачные обители. Таким образом, мытарства суть не что иное, как частный суд, который совершает над человеческими душами невидимо Сам Господь при посредстве ангелов, допуская к тому и клеветников братии нашея (Откр 12. 10), – злых духов, – суд, на котором припоминается душе и беспристрастно оцениваются все ее дела, и после которого определяется ей известная участь. Суд этот называется частным в отличие от всеобщего, который будет совершен над всеми людьми при кончине мира, когда Сын человеческий снова придет на землю во славе своей. В житии преподобного Василия Нового изображены все подробности этого частного суда при мытарствах. Читая все эти подробности должно помнить, однако, что как вообще в изображении предметов мира духовного для нас, облеченных плотию, неизбежны черты более или менее чувственные, так, в частности, неизбежно допущены они и в подробном учении о мытарствах, которые проходит человеческая душа по разлучении с телом. А потому надобно твердо помнить наставление, какое сделал ангел преподобному Макарию александрийскому († в 391 г.), начиная говорить ему о мытарствах: «земные вещи принимай здесь за самое слабое изображение небесных». Надобно представлять мытарства не в смысле грубом, чувственном, а, сколько для нас возможно, духовном, и не привязываться к частностям, которые у разных писателей и в разных сказаниях самой Церкви, при единстве основной мысли о мытарствах, представляются различными.

[10] Т.е. при звуке тимпанов и хорового пения. Тимпан – музыкальное орудие, в которое ударяют палочкой, нечто вроде литавров и ручных бубнов.

[11] Тартар – неизмеримая пропасть, бездна адская. Это слово заимствовано из греч.сочинений, в которых под тартаром разумеется подземная, солнцем никогда не освещаемая и не согреваемая пропасть, где свирепствует холод. У христианских писателей этим словом обозначается место нестерпимого холода, куда будут посланы души грешных людей.

[12] Геенна огненная – место вечных мучений (Мф 10. 28; Ин 8. 6). Это название произошло от еврейских слов, которые означают – долину Енном, близ Иерусалима, где в честь Молоха были сожигаемы дети (4 Цар 16. 3-4). После отменения Иосею сего ужасного жертвоприношения(4 Цар 23. 10), в долину Енном сваливались трупы казненных злодеев, падаль и всякая нечистота, и все это предавалось огню. Посему и встречаем выражение – геенна огненная (см. Мф 5. 22, 29, 30; 18. 9; Мк 9. 47).

[13] Сарацинами называлось первоначально кочующее разбойничье племя аравийских бедуинов, а затем христианские писатели перенесли его название на всех арабов и мусульман вообще.

[14] Скорпионы – вредные, ядовитые животные из семейства паукообразных; водятся в жарких странах Африки, Индии, Персии и др. Раны, наносимые их ужалением, производят ужаснейшие мучения и часто бывают смертельны.

[15] Ехидна – ядовитая змея. Уязвление ею очень опасно и в большинстве случаев оканчивается скорою и неизбежною смертью. В священном писании и в других священных книгах змеи вообще служат образом того, что, по природе своей, причиняет вред и погибель (Eккл 10. 11; Притч 23. 31–33; Мф 7. 10).

[16] Выражение заимствовано из 1 соборн. посл. ап. Иоанна, (5:19).

[17] Указание на слова ап. Иакова: «суд без милости не сотворившему милости» (Иак 2. 13).

[18] Преисподний – нижний, низменный, подземный. Под преисподними земли разумеются пропасти ада, которые представляются подземными, в противоположность небесным обителям рая.

[19] В 40-й день по разлучении души от тела, по учению Церкви, оканчивается хождение души по мытарствам и произносится временный суд над нею, после которого она водворяется или на месте веселия, или на месте мучения, где и пребывает до времени второго пришествия Господня на землю и окончательного суда Сына Божия над людьми.

Автор: Иеромонах Соловецкого монастыря

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Мой Мир

One Response to “«Победить свое прошлое»: Исповедь – начало новой жизни”

  1. Коваленко Лев Николаевич написал(а):

    Очень хорошая и нужная публикация, касающаяся практического применения.
    Со своей стороны, хочу предложить попробовать, совместными усилиями, путем обсуждения на сайте отработать таблицы оценки деятельности тюремных священников, волонтеров и их совместного служения.
    Если опыт будет удачным, то можно этим же путем отработать рекомендации по окормлению: вновь прибывших в места лишения свободы, готовящихся к выходу на свободу да и многое другое.

    Показатели качества служения тюремного священника


    п/п Виды служения Единицы измерения 1-ое п.г. 2012г. 1-ое п.г. 2013г. %

    1. Литургия
    1.1 Количество присутствующих
    1.2 Количество исповедников
    1.3 Количество причастников
    1.4 Проповедь
    1.5 Требы
    1.6 Крещение
    1.7 Венчание
    1.8 Соборование
    1.9 Отпевание
    1.10 Беседы С вновь поступающими
    1.11 Благословение и напутственное слово выходящим на свободу

    Показатели качества служения волонтера


    п/п Виды служения Единицы измерения 1-ое п.г. 2012г. 1-ое п.г. 2013г. %
    1. Беседы коллективные беседы в храме
    1.1 Количество присутствующих
    1.2 В т.ч. постоянных слушателей

    2. Беседы индивидуальные
    2.1 в храме
    2.2 вне храма
    2.3 Родительское благословение и напутственное слово выходящим на свободу.
    2.4 С вновь прибывшими в ИК.
    2.5 Количество бесед с сотрудниками ОВР.

    Общие показатели качества Православного служения в ИК-2


    п/п Виды служения Единицы измерения 1-ое п.г. 2012г. 1-ое п.г. 2013г. %
    1. Количество прихожан нарушителей
    1.1 Количество штрафников
    1.2 Количество поощренных:
    1.2.1 — внеочередным свиданием с родственниками;
    1.2.2 — дополнительными письмами;
    1.2.3 — дополнительными посылками;
    1.2.4 — дополнительными телефонными разговорами

Написать ответ