Июн 23

15 февраля 2012 года более 350 заключенных погибли в результате крупного пожара в тюрьме города Комаягуа (Comayagua), Гондурас. Заключенные кричали о помощи, но никто не пришел им на помощь. Никто не открыл их камеры. Они умирали, повиснув на решетках. Сотни родственников погибших заключенных пытались взять тюрьму штурмом, чтобы найти тела близких. Полиция ответила слезоточивым газом и расстреляла толпу.

Несколькими днями позже 19 февраля в одной из тюрем города Аподака, штата Нуэво-Леон, Мексика, заключенные устроили кровавую бойню. Несколько заключенных напали на охранника и взяли его в заложники. После чего беспорядки перекинулись на другой блок тюремного комплекса. В результате бойни погибло по меньшей мере 44 человека. Заключенных удалось успокоить, только после того, как в тюрьму прибыли бойцы спецподразделения.

После этих событий мировая общественность и неправительственные организации всерьез задумалась об условиях в латиноамериканских тюрьмах.

В данном фоторепортаже продемонстрировано в каких условиях живут заключенные еще двух латиноамериканских тюрем: Изалко в Сонсонате, Сальвадор, где ютятся члены бандитской группировки  Мара Сальватруча 18 и женская колония Илопанго на окраине Сан-Сальвадора, (Сальвадор).

Латиноамериканские тюрьмы

Члены банды Мара 18 ютятся в камерах в тюрьме Изалко в Сонсонате, Сальвадор. Банда Мара Сальватруча 18 (также известна как М-18 или MS-18) является преступной организацией, членами которой в основном являются выходцы из Сальвадора, Гватемалы и Гондураса.
(Meridith Kohut/The New York Times)

Латиноамериканские тюрьмы

Мара, в переводе с латиноамериканской фени, – банда. Сальватруча, это название подвида муравьев, которые собираясь толпами и мигрируя, пожирают все на своем пути. На фото: Члены банды Мара 18 в камерах в тюрьме Изалко.
(Meridith Kohut/The New York Times)

Латиноамериканские тюрьмы

Банда Мара 18 относятся к одной из самых влиятельных преступных группировок США и Латинской Америки. Первым характерным признаком «марерос» (членов банды Мара) является обилие татуировки по всему телу, а также особый язык жестов, который позволяет передавать информацию без слов. «Марерос» имеют дурную славу за чрезмерную жестокость, брутальные методы убийств и особый кодекс «чести», включающий обязательную месть обидчику.
(Meridith Kohut/The New York Times)

Латиноамериканские тюрьмы

Закованные в наручники руки члена банды Мара 18 в тюремном дворе тюрьмы Изалко в Сонсонате.
(Meridith Kohut/The New York Times)

Латиноамериканские тюрьмы

Обед для заключенных включают в себя маисовые лепешки, бобовое пюре и кусочки мясного рулета, перемешанные с ломтиками консервированного ананаса. Тюрьма Изалко в Сонсонате, Сальвадор.
(Meridith Kohut/The New York Times)

Латиноамериканские тюрьмы

«Мара Сальватруча» появилась в восьмидесятых годах прошлого века в Лос-Анджелесе, где осели выходцы из Сальвадора, которые эмигрировали из своей страны, спасаясь от гражданской войны. Первоначально, организованная группировка занималась защитой сальвадорских эмигрантов от враждебно настроенной мексиканской диаспоры и афроамериканских банд. На фотографии: осужденные члены банды Мара 18 в тюрьме Изалко в Сонсонате, Сальвадор.
(Meridith Kohut/The New York Times)

Латиноамериканские тюрьмы

Каталог членов банды Мара 18, составленный сотрудниками тюрьмы Изалко в Сонсонате, Сальвадор.
(Meridith Kohut/The New York Times)

Латиноамериканские тюрьмы

Заключенные во дворе тюрьмы Изалко в Сонсонате, Сальвадор 23 февраля.
(Meridith Kohut/The New York Times)

Латиноамериканские тюрьмы

Женщины-заключенные в камере женской тюрьмы Илопанго в Сан-Сальвадоре, Сальвадор.
(Meridith Kohut/The New York Times)

Латиноамериканские тюрьмы

Осужденная женщина, привезенная из переполненной тюрьмы, с помощью мачете расчищает поле на тюремной ферме в Сальвадоре.
(Meridith Kohut/The New York Times)

Латиноамериканские тюрьмы

Женщины-заключенные тюрьмы Илопанго в Сан-Сальвадоре работают на Грандже, ферме, где они учатся сельскому хозяйству, Сальвадор.
(Meridith Kohut/The New York Times)

Латиноамериканские тюрьмы

Осужденная женщина чистит клетки с кроликами на тюремной ферме в Сальвадоре.
(Meridith Kohut/The New York Times)

Латиноамериканские тюрьмы

Джессика Гваделупа Рива Вели спит в односпальной кровати вместе со своей матерью, Дорой Алисией Вели де Рива, заключенной тюрьмы Илопанго в Сан-Сальвадоре, Сальвадор.
(Meridith Kohut/The New York Times)

Латиноамериканские тюрьмы

Женщины-заключенные, привезенные из переполненной тюрьмы, отдыхают в перерыве между сменами на тюремной ферме в Сальвадоре.
(Meridith Kohut/The New York Times)

Сонсонате
Сальвадор

Источник: PixaNEWS

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Мой Мир

One Response to “Тюрьмы Сальвадора”

  1. Коваленко Лев Николаевич написал(а):

    Очень интересная информация. Посмотреть и сравнить наше и как у них. Конечно у нас лучше, чем то что видим и это не может не радовать. Нужна такая информация? Однозначно — нужна! Но одновременно хотелось бы знать: какая ведется там воспитательная работа. Как встречают новичков на зоне? Кто и как помогает им адаптироваться к условиям зоны? Кто и как готовит их к выходу на свободу? Есть ли центры помощи вышедшим на свободу? Вообще положительный опыт работы иностранцев, который можно бы было использовать у нас!

Написать ответ